Страшно? Нет? Да? Возможно…

Музыкальная критика почти исчезла. Исчезает. Она словно переводная картинка, выцветающая под испепеляющим жестоким прожектором. Что грустить? Грустить нет смысла. Если обо всем, что исчезает, грустить, некогда будет осуществлять попытки выжить. Я не пишу рецензию – зачем? Для кого? Просто посмотрела спектакль, оперу «Пиковая дама» , постановка театра Цюриха. И никак не могу забыть его. И дело не в том, что он меня так поразил или ранил. Просто ночами слышу эту музыку, именно эти темы, Видимо, мэтр Чайковский абсолютно совпал с актуалиями, с этими яростными днями, принес сходственные аффекты. Исцелил ими.
Итак – маленькое эссе по поводу увиденного онлайн спектакля.

Началом была партитура. Заказ дирекции императорских театров. Начало было во Флоренции. Чайковский в Италии. Работает над заказом. В короткие сроки была написана опера (от трех недель до трех месяцев – столько времени заняло сочинение, так написано в разных источниках). Зима сменилась летом. Итальянская природа задышала еще свободнее и радостнее. Музыка возникла среди цветения, уюта, покоя и эффектной жизни, в которой все было красиво и изящно, люди гуляли, наслаждались пейзажами, стояли в главном соборе Дуомо (Санта-Мария- дель –Фьоре), и странно цепенели перед его требовательной высокой красотой. И верили, что есть на земле нечто незыблемое и постоянное. И завтра оно тоже не исчезнет.

Я смотрю этот спектакль. Из Швейцарии, во времена пандемии. Спектакль на русском языке. С немецкими субтитрами. С удивлением еще раз убеждаюсь, как условны рамки перевода. Смотрю спектакль, где царствуют два цвета – черный и зеленый. Где абсолютный реализм представился мистикой, а жажда обладания выразилась и в безумной тяге к карточной игре - и к девушке, которая была ( в итоге оказалась) точной копией своей бабушки-графини, «Венеры Московской». Герман – Эдуард Мартынюк. Это, пожалуй, самое четкое и важное решение всего спектакля. Смятенный, весь на нервах, натянутый, как струна. Совершенно гофмановский персонаж. Он боится бедности, как дети боятся темноты. Такой знает одну, но пламенную страсть. Азарт в нем переплавился в навязчивую идею, в болезнь, в жестокость одержимого. Словно в бреду, он говорит слова Модеста Чайковского «Прости, небесное созданье, Что я нарушил твой покой….». Люди так не говорят, так не признаются в любви. Его выспренность раздражает. Его горячность вызывает жалость. Этот Герман – порождение нашего мира. Такие с горящим взглядом и туманной улыбкой продают автомобили, виллы, яхты. Он современный, сегодняшний, и его безумие – это нормальное состояние всякого играющего на бирже, любого, кто пытается заработать, продвинуться любой ценой. Истерика в погоне за богатством – вот его суть. И сострадание здесь у меня, зрителя, граничит с брезгливостью…

Возможно, потому так неловко, нелепо выглядит сцена сближения Германа и Лизы, так неестественны, неэстетичны их лихорадочные объятия, эротическая сцена с участием мужчины в военной шинели и девушки в коктейльном платье и босиком…

Музыка рассказывает немного другую историю. Режиссер Роберт Карсен ( спектакль не очень новый, он был впервые показан в 2014 году) словно пытается продумать – прочувствовать мрачный рассказ в своем ключе. Придать ему воздух новизны. Своротить стены устоявшейся крепости -концепции. Вышло довольно тривиально. Лиза ( Оксана Дыка) суетлива, простовата, загадочно- инфантильна. Графиня - Дорис Зоффель блистает, царственно-величественно, злобно и мощно повелевает. Эффектно умирает и как-то карикатурно, понарошку является Герману после смерти. Попытки оживить безликую женскую массовку какими-то бессмысленными манипуляциями с одеждой выглядят нелепо. Застывшие фигуры игроков – как манекены. Статика и многозначительность никак не украшают спектакль. Хор очень хорош, он звучит слаженно, красочно, и энергично. В нужных настроениях во время всего спектакля. Оркестр ( дирижер Станислав Кочановский) временами ведет свою линию излишне залихватски, не хватает тонкости, рафинированности звучания. Хотя в слаженности, сбалансированности звучания филармоническому оркестру Цюриха нельзя отказать.

«Мне страшно» - слова, которые поются в «Пиковой» квинтетом главных героев. И он был исполнен прекрасно. Что ж, пусть нам не будет страшно в этом потоке новостей, злых событий и явлений, которые так меняют настроение и гасят надежду…

Инна Шейхатович

ojezy
  • ojezy
  • 7 февраля 2021 19:44

  • Нравится
  • 0
okebo
  • okebo
  • 26 марта 2021 10:03

  • Нравится
  • 0
advmanager

  • Нравится
  • 0
Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.