Авраамические наивности в свете Закона о национальном характере Государства Израиль

Сегодня, по истечении нескольких месяцев после принятия «Закона о национальном характере Государства Израиль», когда, казалось бы, бурные протесты внутри и во вне страны долго ещё не стихнут, видно, что ничего неожиданного и противоправного в Законе нет, а потому и никаких веских причин для возмущения тоже: почти все государства на земле, что отражено, как правило, в их названиях, – национальны по своему существу, и, более того, стремятся зачастую к мононационализации, дабы сохранить собственную этничность.
Государства характеризуются и различаются иными базовыми показателями, в связи с чем нельзя не заметить, что Израиль – даже при отсутствии конституции – является чуть ли не единственной страной на Ближнем Востоке (хотя идеальных государств на свете нет), где не декларативно, а в живой практике общества реализуются и функционируют гражданские права, демократические программные установки, прежде всего, независимые суд и сми.

Ограничусь ёмкой различительной формулой: есть государства, служащие интересам народа, всех граждан независимо, как говорится, от расы, национальности и вероисповедания, а есть государства, обслуживающие интересы, главным образом, высших властных структур, как правило, несменяемых, и в этом раскладе Израиль – в числе государств первого типа.

Замечу, что Закон, о котором речь, говорит именно о национальном еврейском, а не иудейском характере государства Израиль.

Еврейский мир огромен, велик, разнообразен, помимо евреев-иудеев, а в иудаизме, история которого исчисляется тысячелетиями, в свою очередь, несметное число ответвлений, порой диаметрально противоположных (как и в других мировых религиях), тут немало евреев-христиан, есть атеисты, агностики, «левые» и «правые», евреи, не признающие реальность Израиля, даже евреи-антисемиты, обилие полукровок. При этом надо иметь в виду, что взаимоотношения религиозных течений внутри самих евреев складывались исторически, и разом всё привести к одному знаменателю просто невозможно.

Государство, будучи национальным еврейским и демократическим, приемлет всех, здесь, как бы не изощрялась антиизраильская пропаганда, истинно нет ограничений или запретов ни на одну из бытующих религий, хотя именно религиозная сфера таит в себе всякого рода явные или скрытые противоречия как между религиями, так и внутри каждой из религий, и оба эти типа взаимосвязаны и влияют на судьбу и будущность Израиля.

Выскажу тривиальную мысль, что в принципе эти противоречия естественны, отвечают природе всего сущего, но также и замыслу Всевышнего, единого Бога иудеев, христиан и мусульман, о чём, к примеру, не раз говорится в «Коране».

«Если б Бог возжелал, то сотворил бы всех одним народом» [«для Меня не трудно это»] с единой верой. «Всякому из вас Мы устроили дорогу веры, праведный дав путь..., чтоб испытать на верность всему тому, что даровал Он вам. Старайтесь же опередить друг друга в праведных делах. К Богу – конечный ваш возврат, и сообщит Он вам, в чём разногласили!» «Во испытание вас создал, дабы состязаться вы могли в деяниях добрых» (5/48, 5311/7).

Можно утверждать в контексте упоминаний Торы (Таврат), Псалмов Давида (Забур), Евангелия (Инджиль) и Корана, что речь идёт о состязании между иудаизмом, христианством и исламом.

Как бы парадоксально ни звучало, но в процессе тысячелетних конфронтаций, неприятия и отрицания друг друга каждая из религий не только не исчезла, не растворилась в другой, а отстояла свою самобытность, укрепилась, стала неотъемлемой частью мировой
цивилизации, и с реальностью нельзя не считаться.

Противоречия настоятельно требуют нахождение путей их преодоления, и тут уместно вспомнить возникновение в христианстве проиудейского протестантизма, который, решительно разойдясь с лютеранством (оба – наследие реформатора Мартина Лютера, чьё 500-летие рождения недавно отметили), рассматривает иудейство как первооснову христианства, восстановив целостность «Библии», из которой в течение долгого времени была изъята первая часть, т.н. «Ветхий Завет».

Качественную эволюцию претерпело в последние полвека католичество в лице Пап Ватикана: Иоанн-Павел П признал первородство в единобожии иудейства, назвал иудеев старшими братьями христиан, принёс извинения иудеям и мусульманам за притеснения, а Папа Франциск, заявил, что евреи-иудеи – единственный народ на земле, который не нуждается в признании Христа и «благой вести» и объявляет этот парадокс «неразрешимой божественной тайной»: мол, Бог обещал спасти евреев, и Сам справится с этой задачей – без помощи христиан. В документе «Дары (евреям) и призвание Божье безвозвратны», принятом Ватиканом в ознаменование 50-летия Второго собора, отмечается, что антисемитизм противопоказан христианам, поскольку их религия уходит корнями в иудаизм, что внутри каждого христианина сидит еврей и «нельзя быть настоящим христианином, не признавая свои еврейские корни», что он ежедневно молится как еврей словами псалмов Давида, а совершает обряд евхаристии как христианин.

Обнадёживающие тенденции наблюдаются и в исламе, о чём сужу по предложениям, сделанным богословам нынешним президентом Египта Ас-Сиси, разобраться с высказываниями-хадисами, приписываемыми Мухаммеду, на предмет их соответствия духу и букве Корана, очистить наследие первых веков ислама от мифов, прояснить понятие «джихад», используемое как орудие борьбы против мира, «призывать людей к Богу не угрозами, а через мудрость и благодарность, сформулировав достоинства религий монотеизма (ислама, христианства, иудаизма), изменить отношения между ними, используя мечети, церкви, школы».

Но вот что неясно: стали ли новые идеи в христианстве и исламе, насыщенные реформаторским духом, достоянием верующих, руководством к действию, или они – всего лишь декларации, как парадоксально и то, что оздоровляющие атмосферу земли идеи не явились предметом широкого результативного, конструктивного обсуждения хотя бы в среде авраамических религий: здравомыслящие земляне возрадовались и – баста!

А ведь речь о признании неправедными бытующих не одно тысячелетие обвинений евреев во множестве грехов, «пророкоубийстве», питающих и поныне мировой антисемитизм: в конечном итоге эти нападки, ширясь и внедряясь в массы, породили Холокост, чудовищный геноцид евреев. И надо, наконец-то, понять, что бесчеловечность тут вовсе не связана с той или иной нацией, это не этническая немецкая «болезнь» (новая Германия покаялась в совершенном): руку к уничтожению евреев приложили и другие народы, от чего сегодня они открещиваются. То есть Холокост и иные его давние и сегодняшние проявления, «формы» (резня, погромы, изгнание, притеснения всякие, «запреты» итд) являются результатом иной, нежели национальная, общности или «коллективности» – искажений в сфере религиозной (от «крестовых походов» - к Холокосту). Именно эти наветы христианства, вызывающие кровавые действа, признали иерархи католичества ошибочными и покаялись перед лицом всего мира.

Христианство многообразно, и мощная ветвь в нём – православие, Патриархи которого также никак не отреагировали на выдвинутые Папами принципиально важные и новаторские идеи в сфере иудео-христианских отношений.

Естественно, православие не однородно, особенно в России: есть православие «государственное», а тем самым политизированное, но есть и православные, в том числе, из среды действующих в России настоятелей, а также рядовые прихожане, верные православию, учёные-библеисты, и весь этот массив истинно православных принципиально солидарен с протестантами, неокатоликами – они, в сущности, сформулировали то, что витало, как говорится, в воздухе. Не могу в ряду здравомыслящих не упомянуть и большое число почитателей личности и наследия отца Александра Меня, чье убийство, питаемое антисемитским угаром, так и осталось нераскрытым.
Немало реальных противоречий наблюдается внутри как иудаизма, так и всего еврейства: Израиль в известной степени – экспериментальное поле, где созидается новая еврейская общность, языковая, в том числе, а также вырабатываются пути и способы обращения всего потенциала доминирующего в Израиле иудейства в поддержку и защиту национального государства, его демократических основ.

Не могу, естественно, обойти вопрос о наиважнейшем из противоречий на географическом пространстве Палестины (употребляю слово в давнем истинном, а не спекулятивном значении, что практикует мировое сми, говоря о некоем «палестинском народе» в лице арабов, точнее будет сказать: «арабы, живущие в Палестине», ибо Израиль и есть Палестина): это открытое противостояние, имеющее политическую, частично экономическую направленность, война арабов Палестины с евреями за обладание всей палестинской территорией, уничтожение Государства Израиль.

Началась эта война на следующий день после провозглашения на территории Палестины двух государств, и уже три поколения арабов воюют с евреями, отвергая решение ООН и называя Израиль страной-оккупантом, и, дабы насытить арабов энергией противостояния «врагу», их предводители придали войне религиозный характер, исламскую нацеленность, исказив при этом идеи Корана, превратив книгу Всевышнего Бога в орудие убийства, а точнее сказать, как показывает семидесятилетний опыт постоянных поражений, - самоубийства.

Но парадокс в том, и годы наглядно свидетельствуют об этом тоже, что подоплёка тут – вовсе не создание «государства», от чего арабы отказались в своё время при выгодных для них условиях. Для вождей арабов Палестины война эта, прежде всего, способ обогащения: финансовые потоки обильно текут извне, подстрекая к войне, и народ, задействованный в ней, в отличие от арабов-граждан Израиля, приносится в жертву интересам властных структур.

В этих условиях становится неопровержимым и очевидным, что сегодня любой вариант арабского самоопределения в виде государства или даже автономии – это создание плацдарма для нескончаемых войн, нападений, террора итд, ибо по нынешнюю пору чётко определена постоянно озвучиваемая и неизменная программа, конечная стратегическая цель предводителей арабов: уничтожение государства Израиль, и наивно думать о результативности каких бы то ни было переговоров о самоопределении с организациями арабов.
Создание Израиля – не случайность или «щедрость» ООН: евреи, в течение столетий стекавшиеся сюда с мечтой возродить, в отличие, кстати, от арабов, собственное государство, завоевали это право в многолетней борьбе задолго до второй мировой войны и тут колоссальную роль сыграли хасиды, хранители веры. Возрождён иврит, как национальный язык политики, культуры, общения, ставший государственным. Напомню, что в течении веков клочок за клочком здесь выкупалась земля за счёт, кстати, денег, собираемых всем народом едва ли не по всему миру: по крайней мере более двух веков в каждой семье, таков был неистребимый порыв вернуться на свою историческую родину, копились в этих целях так называемые «деньги на землю», и акция эта была, естественно, тайной. Развивалось на приобретённых землях сельское хозяйство, упорным трудом переселенцы созидали зачатки государства, и под конец, когда обрелась численная и правовая готовность, будущий Израиль восстал против Британского мандата, тем самым в известной степени вынудил мировое сообщество принять решение о создании, точнее, восстановлении в Палестине еврейского государства.
Родившаяся тогда идея двух государств, наряду с еврейским, и арабского тоже, была формально, может, и правовая, но, как сегодня видно, непродуктивная, даже ущербная, и вовсе не порожденная желанием мирового сообщества восстановить историческую справедливость и отдать дань евреям за учинённый над ними геноцид, создать еврейское государство для народа, пролившего немало крови на пути к собственному национальному государству созревшего для восстановления «земли Израиля», в отличие от арабов, не имевших никакого опыта государственного строительства на палестинской земле.

Создание двух государств было акцией, прежде всего, политической, отвечала интересам держав-победительниц, в частности, Великобритании и СССР, где провальный экспорт революции переродился в идею, тоже потерпевшую крах, расширения советского пространства, плюс имперская политики «разделяй и властвуй»: СССР не удалось приручить Израиль, и он стал руками арабов бороться с ним, а что до имперских пережитков, то они проявляются и поныне.

Примечательно в нынешнем свете перечесть речь А.А. Громыко в ООН 26 ноября 1947 года, когда он настаивал на идее двух государств.
Известно, что Великобритания предлагала не спешить с созданием двух государств, оттянуть это на неопределённое время, мол, арабы и евреи враждебны друг к другу, не уживутся, как бы желая продлить свое владычество здесь.

Почти вся речь Громыко была полемически направлена против Великобритании, что, кстати, отвечало политическому моменту того конкретного времени (с недавней «фултонской речи» Черчилля 5 марта 1946 года началась «холодная война») и, при понимании активной вражды именно арабов с евреями, региону настоятельно навязывались два государства, хотя при этом отчётливо понималось, что открытое неприятие арабами евреев с неизбежностью приведёт к войне. Тогдашняя реальность, повторю, с большим основанием давала повод к созданию не двух, а единого палестинского государства – Израиля.

P.S. Опыт видеть явление, ради объективности, как изнутри, так и со стороны, извне был опробован мной почти тридцать лет назад, когда вашингтонский Институт мира пригласил меня выступить с докладом о карабахском противостоянии в стадии начавшейся войны перед депутатами парламентов стран, участвующих в конфликте (по два из Азербайджана, Армении, РФ, Турции, Ирана).
Я решил глянуть на проблему – в поисках компромиссного поля – глазами каждой из сторон.

Тогда же, кстати, совершился мой переход из сферы этнической в плоскость религиозную, родилось при перелёте из Америки домой понятие «авраамист»: миссионер, везший в Москву для бесплатной раздачи «Новый завет», спросил меня, не христианин ли я? Мой ответ, что я «авраамист», потому что мне дороги как ветви всемировой цивилизации иудаизм, христианство и ислам, озадачил и, кажется, разочаровал его – очевидно, мой попутчик, как представляется мне сегодня, был истым лютеранином.

Да, я азербайджанец-мусульманин по рождению и воспитанию, а по бакинскому духу и образу жизни русский и еврей, приверженный, как и во всех своих занятиях, чувству исторической справедливости, преклоняющийся перед культурой иудейства, от которой отпочковались, родились христианство и ислам.

Чингиз Гусейнов
*На основе выступления в Иерусалимском дискуссионном Клубе «Триалог религий» (4 октября 2018 года)

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.