«Частный доктор» Владимира Караева в Иерусалиме

Международная Ассоциация Израиль Азербайджан «АзИз» в феврале 2018 года приняла участие в праздновании 100 летия популярного советского и азербайджанского композитора Кара Караева. Готовясь в качестве ведущего к предстоящему 25 февраля юбилейному вечеру в Иерусалиме, я пытался найти какую- то информацию о связи Кара Абульфазовича и Израиля , о его учениках и родственниках в нашей стране и обратился за советом к известному журналисту, политологу, Алексу Векслеру, которго знаю ещё со времён первого бакинского КВН пятидесятилетней давности. Алекс и вывел меня на не родственника, а на однофамильца автора балетов «Семь красавец» и «Тропою грома» - врача анестезиолога Владимира Караева. Увидев в интернете рассказ о его новой книге «Частный доктор», о более 30 прозаических и поэтических публикациях , познакомившись с его фантастической родословной, я понял, что нашёл очередного героя наших Иерусалимских «АзИз»овских вечеров из серии «Жизнь замечательных бакинцев».

Презентация книги «Частный доктор» Владимира Караева с успехом прошла 21 мая в Иерусалимской русской городской библиотеке. И хотя этот роман написан израильтянином, но его первая презентация была в Москве, во Всероссийской библиотеке иностранной литературы, а потом в Центральном доме Литераторов и имела успех, отмеченный литературной прессой. Дело в том, что предисловие к книге написала, находясь на смертном одре, критик Екатерина Гениева, бывший Генеральный Директор этой библиотеки, представитель России в ЮНЕСКО, знаток мировой литературы, лауреат рыцарского ордена Британской империи и японского Ордена Восходящего солнца. Она поставила Владимира Караева в ряд писателей-врачей, таких, как Чехов, Булгаков, Вересаев, Конан Дойль, Кронин. «Каждодневное соприкосновение не только с болью пациента, но погружение в возможность ухода его из жизни и возвращения в жизнь создают особую атмосферу повествования. На литературном горизонте Израиля и России появился автор, продолжающий европейскую традицию, и это понятно - в его биографии соединяются итальянские, российские и еврейские корни. В литературу входит автор со своим почерком. Владимиру Караеву удаётся сбить сюжет благодаря элементам остросюжетного повествования, но самое главное, благодаря сосуществованию материального и метафизического аспектов жизни. Как и в случае с Булгаковым , вечный город Иерусалим зримо и незримо присутствует в прозе Караева. Это и Стена Плача, и Гроб Господень, и мечущиеся души его героев. Проза Караева это проза плачущей и мятущейся души, не даром в качестве эпического эпиграфа был выбран фрагмент картины Эдварда Мунка «Крик»».

Роман «Частный доктор» - это те знания и опыт, которыми автор хочет с нами поделиться, это роман о Жизни и Смерти, о правде и лжи, о предательстве и любви. Выпускник Первого Московского медицинского института Владимир Караев – врач, заместитель заведующего отделением анестезиологии в Центральной больнице АССУТА в Тель-Авиве. Многие израильтяне, россияне, жители стран Европы лично знакомы с доктором Владимиром Караевым, который обеспечил им когда-то успешное проведение операций.

Открывая вечер Владимир Караев сказал, что как человек, воспитанный советской школой , он во всем ищет три источника и три составные части. «Три источника – это моя семья – бабушка Нина Валацци, точнее Нина Беатриче Валацци, отец Ринальд Караев (урождённый Дорфман) и мать Нина Филипповна Яровая. А ешё моя любимая сестра Лена. Все мы неразрывно связаны с Баку. Мой Баку это центр, улица Ворошилова (сейчас Юсифа Мамедалиева), шеш- беш, изнуряющая влажная моряна, летний кинотеатр «Бахар», парашютная вышка с чайханой, где за рупь давали индийский чай – мехмери. Это моя «еврейская аллея» бульвара, мои легендарная первая, а потом легендарная 160 школы. Из моего Баку я уехал учиться в Первый Московский Медицинский институт, остался в Москве и отуда в 1989 году репатриировался в Израиль».

История семьи Владимира запутана и интересна, её мистические корни связаны с бабушкой итальянкой Ниной Валацци Делла Ровере из старинного графского, а может быть герцогского рода. Их семейство из Савоны, из которого происходили папы римские Сикст IV (строитель Сикстинской капеллы) и Юлий II (покровитель Микеланджело). Бабушка Владимира была профессором бакинской консерватории, заведовала кафедрой вокала. Её главное правило –«Не будет дисциплины - не будет творчества!». О ней и о бакинской опере написала своё стихотворение Лиана Алавердова:

Бредили оперой... Нина Валацци!
Жадно друг другу совали бинокли,
Дружно влюблялись под грохот оваций
И под дождём за билетиком мокли...


Среди её учеников была знаменитая Фидан Касимова и народный артист Северной Осетии Петр Мукагов, который вспоминает божественный голос певицы и приезд в Баку всемирно известного тенора Зобиана, выбравшего себе партнёршей в «Тоске» не трех ведущих сопрано театра, а уже пожилую Нину Ринальдовну, перед которой он встал на колени после первого акта! Певица прошла итальянскую школу бельканто и была принята в группу «Ла Скалы». Карьерная лестница была перед ней открыта, но тут любовь - на гастролях в Москве она знакомится с блестящим светским львом, инженером и успешным бизнесменом Владимиром (Зээвом) Дорфманом, будущим дедом Владимира Караева, который был фантастически ревнив и закрыл для молодой жены занавес сцены. В Италию она так никогда и не вернулась, а на сцену да, вернулась только после гибели мужа. Брат певицы Луиджи жил в Риме и несколько раз бывал в Баку. Супруги бежали от Советской власти в Тбилиси, а потом оказались на нефтяных приисках Баку, где Дорфман стал главным инженером концессии «Шелл». Он был арестован меньшивиками как турецкий, а потом большевиками в Баку в 1937 году, как английский шпион. По семейной легенде певица прокляла двух, пытавших Дорфмана чекистов, она знала слова тайного проклятья семейства Делла Ровере. Оба они погибли при невыясненных обстоятельствах, но арестованному это не помогло. Нина Валацци после гибели мужа фиктивно вышла замуж, что бы их сын Ринальд не рос сыном врага народа. Так он стал Караевым.

Владимир Караев считает, что всеми своими прочитанными книгами и знанием, за исключением профессиональных медицинских, он обязан отцу , человеку высокой эрудиции и интелекта, который был ходячим справочником для друзей и знакомых, своеобразным «Гуглом». Доктор наук, физик он руководил лабораторией в институте Азербайджанской Академии наук, знал классическую музыку, поэзию, литературу, философию и историю, мастерски рассказывал анекдоты. Ринальд Караев скончался в Нью Йорке полтора года назад.

Если своим образованием Владимир обязан отцу, то мама Нина Филипповна Яровая, её настоящее имя Нехама Липовна Тимман, подавала ему примеры оптимизма, жизнелюбия, воли и уменья не пасовать перед трудностями. Она стояла у истоков Азербайджанского телевиденья, была главным редактором передач на русском языке. Это она первая сняла фильм о молодом Муслиме Магомаеве, а её фильм о экологической катастрофе в Сумгаите удостоился Госпремии Азербайджана. Нина Яровая актвно участвовала в первом Бакинском городском КВН, а в 1967 году она, Зав отделом Азербайджанского телевиденья, была в составе бакинского жюри, судившего в Москве встречу команд КВН 1-го МОЛМИ и г. Одессы. Основатель КВН Альберт Аксельрод сказал про Нину "Какие красивые женщины в Баку».

Ученики 160 бакинской мужской школы Лев Шварц, Борис Трещанский, Михаил Носоновский вспоминают, как в далеком 1955 году прекрасная молодая женщина Нина Филипповна Яровая преподавала девятиклассникам латинский язык. Она сделала этот древний «мертвый» язык живым, привлекательным. Школьники были влюблены в неё. Мальчишки высекли имя любимой учительницы на постаменте эталона советской красоты - бюсте «Девушки с веслом» на бакинском бульваре. Божественные пропорции гипсовой статуи и учительницы латыни были удивительно похожи.

Яркая, энергичная Нина Яровая всегда была душой компании , она несколько раз выходила замуж, у неё всегда было много поклонников.. Приехавшая в Израиль в пенсионном возрасте, Нина выучила иврит и активно включилась в общественную жизнь , устраивала необыкновенные встречи , например празднование старого нового года или день памяти Муслима Магомаева. Она была вице- президентом Ассоциации «АзИз», получила в Беэр Шеве в 2008 году звание «Человек года»!

Познакомившись с историей семьи Владимира Караева и его трёх источников – бабушки, папы и мамы, мы вернемся к книге и трем составным частям, без которых роман не увидел бы свет. Роман писался отрывочно, кусками, финал раньше середины. Его собрала своим волевым решением любимая жена автора, лучший врач анестезиолог больницы АССУТА присутствующая на вечере Наталья Пак, ставшая первой составной частью. Вторая составная часть - Екатерина Юрьевна Гениева, которой Наташа передала ворох компьютерных страниц. Гениева в этот период сражалась с тяжёлой болезнью. Она прочла книгу и скомандовала «Будем издавать! Вам позвонит Редактор!». Так появилась третья составная часть книги – Алла Георгиевна Николаевская, тогда Главный редактор издательства «Бослен». Редактор она была отличный, безжалостно требовала убрать , исправить, заменить, вычеркнуть. Были убраны сексуальные сцены, когда то ведь в СССР секса не была. А эротика есть. Вот как ярко описана главная героиня книги: «Она была пугающе красива. Чёрные воросы взлетали вверх тугим хвостом, перехваченным блестящей стальной, с шипами, спиралью и рассыпались локонами на плечи. На выбеленном, словно у гейши, лице- кровавая помада губ, чёрная, поблескивающая слеза, застывшая у внешнего угла глаз, превращённых тушью в огонь тайфуна. Чёрное с белым плптье слилось с телом, повторяя его изгибы, открывая стройные ноги, алый лак для ногтей, хрупкость тонких каблуков. Она была желанной и недоступной одновременно - как Снежная Королева».

Популярный радиожурналист, писатель, поэт Фрэдди Зорин (Фрэдди Бен Натан) написал, что не может вычеркнуть ушедшую в 2013 году Нину Яровую из своей телефонной книжки, рука не поднимается. Он продолжает вести с ней, человеком широкой души и необыкновенной доброты, мысленные беседы. «Она, по первому зову, готова была придти на помощь, причем, жизненной её энергии и пробивным способностям можно было позавидовать. Талантливый журналист, она стояла у истоков русскоязычного телевидения в Азербайджане, брала интервью и была в дружбе со многими известными и популярными личностями». Фрэдди пригласил Нину к сотрудничеству на постоянной основе – в качестве корреспондента РЭКи в Беэр-Шеве, где Нина поселилась после репатриации в Израиль. «И в юные и в зрелые годы Нина была яркой, эффектной и привлекательной, и это свое природное обаяние сохраняла до весьма почтенного возраста. В последний путь мы провожали 88 летнюю Нину вместе с ее сыном – Володей, с которым мне довелось не только познакомиться, но и оценить его литературный дар. Он, со своими произведениями, стал участником моих радиопрограмм. И я искреннее желаю ему больших успехов на писательском поприще. Глядя на не зачеркнутый адрес Нины и на номера ее домашнего и мобильного телефона, я думаю о том, что для общения с друзьями, пока они не ушли в «лучший мир» нужно находить больше времени, чтобы не сожалеть потом о нереализованных желаниях и намерениях:

Слышу сердца укоры:
Надо дружбу беречь,
Не затягивать сборы,
Не откладывать встреч».


Композитор и певец Михаил Бендиков благодарен Нине Яровой «Человеку с большой буквы, яркой женщине и талантливой собеседнице за организацию его творческих вечеров на юге страны и за участие в её радиопрограммах». В одной из таких поездок в Мицпе Рамон была и ученица Нины Тамилла Ашумова, заменившая Нину на Азербайджанском телевидение, после отъезда её в Израиль.

Народная артистка Азербайджана Дина Тумаркина выразила сожаление, что не смогла быть на вечере в Иерусалиме. Она написала: «Дорогой Володя! Примите мои самые добрые пожелания в творчестве и высоком профессионализме, с которым мне довелось встретиться в 2009 году во время тяжелейшей болезни. Вы помогли! А ещё я очень любила Вашу маму Нинулю Яровую, с которой дружила и много работала на русском телевидении в Баку. Нина доверяла мне ведение передач в её программах - встречах с удивительными людьми – Аркадием Райкиным, Зиновием Гертом, Эммануилом Виторганом, художником Верейским и другими. Она создавала интересные, позитивные передачи о музыке, литературе, театре. После одной из таких передач о русской драме в Баку, где моими гостями были А. Фалькович, Р. Гинзбург, Л.Грубер, Т.Гросс, её начальство сказало: «Нина ханум! Передача была замечательная, но почему все еврейские фамилии. Хорошо, что была хоть одна русская – Дина Тумаркина». Дина Иосифовна пожелала Володе «бесконечного здоровья и творческих успехов»!

Неожиданностью для Владимира был приход в библиотеку на вечер его одноклассника Владимира Двейрина и Алекса Векслера, который помнит родителей Володи и мама которого дружила с Ниной Валацци. Алекс поделился воспоминаниями о Баку и вручил Караеву свою книгу «Моя страна, мой народ, моя семья». А я вручил гостю бутылку вина «Чёрный доктор» и красные иерусалимские нити, ведь какая бы анастезия не была, но предохраняться никогда не повредит. Эта Иерусалимская презентация книги Владимира Караева превратилась в в очень тёплый, домашний вечер.

Директор библиотеки Клара Эльберт выразила сожаление, что в библиотеке есть пока только одна книга Владимира и традиционно пожелала : «В следующем году в Иерусалиме! У нас, в Иерусалимской русской библиотеке, с новыми книгами!»

Надеюсь, что так и будет!

Александр Аграновский, Иерусалимское отделение «АзИз»

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.