Глядя на не зачеркнутый адрес Нины

У меня есть жизненный принцип, который кому-то может показаться странным. Некоторые люди, что живы - здоровы, по разным, но одинаково серьезным для меня причинам, вычеркнуты из моей телефонной книжки – они для меня умерли. И наоборот, есть имена, зачеркнуть которые не поднимается рука, хотя людей этих уже нет на свете. Но я не только часто вспоминаю о них, но и веду с ними мысленные беседы, зная, чтобы они ответили мне на тот, или иной вопрос, что посоветовали бы в той, или иной ситуации.

Одно из этих имен – Нина Яровая. А вообще-то она – урожденная Нехама Тимман. А отца ее звали Липа. Имена и фамилии – это, своего рода вывески. В советском прошлом многие евреи вынужденно заменяли метрические записи другими, благозвучными для среды их обитания, но сохраняли, при этом, свою внутреннюю суть. Нина была человеком широкой души и необычайной доброты. Она, по первому зову, готова была придти на помощь, причем, жизненной ее энергии и пробивным способностям можно было позавидовать: Нина не только могла достать звезды с неба, но еще и сделать так, чтобы они оказались на чьих-то погонах. Талантливый журналист, она стояла у истоков русскоязычного телевидения в Азербайджане, брала интервью и была в дружбе со многими известными и популярными, в то время, и в республике, и за нее пределами личностями. И для меня оставалось странным и не понятным, почему за десятилетия, прожитые ею в Израиле, ее ни разу не пригласили на 9-ый телеканал, где она рассказала бы, с использованием кино и фотоматериалов, много важного и интересного. А я, начав работать, с момента открытия радиостанции РЭКа в штате редакции, пригласил Нину к сотрудничеству на постоянной основе – в качестве корреспондента РЭКи в Беэр-Шеве, где Нина поселилась после репатриации в Израиль. И ее голос стал узнаваемым русскоязычными жителями нашей страны – от Метулы до Эйлата. Мы вместе работали и раньше - на Азербайджанском телевидении, где, некоторое время, она занимала должность главного редактора, и была моим начальником, а в Израиле ее начальником стал я, но это никак не сказалось на наших отношениях – теплых, сердечных. Я бывал, хотя и не так часто, ввиду постоянной занятости, как этого хотелось бы, в уютной беэр-шевской квартире, где она жила, и каждая наша встреча становилась подлинным праздником. Она обязательно готовила, по таким случаям, что-нибудь из блюд азербайджанской кухни, и мы проводили время за взаимно приятными беседами – о прошлом, настоящем и будущем. Нина хорошо знала моего отца – известного в Баку журналиста, и ее воспоминания о нем были мне по-особенному дороги. При активном содействии Нины, в Беэр-Шеве, а также в Араде и Димоне были организованы мои авторские вечера, на которых я представлял свое творчество – журналистское, поэтическое и юмористическое. Помимо этого, Нина проводила и немало других встреч, интересных, по своей тематике, в первую очередь, израильтянам – выходцам из Азербайджана. В некоторых их них я также принимал участие. У Нины был собран богатый и ценный архив, достойный обнародования, и я неоднократно уговаривал ее засесть за книгу воспоминаний. Она каждый раз обещала заняться этим, но это осталось единственным, наверно, обещанием, которое она не выполнила. Не могу не сказать и о том, что и в юные, и в зрелые годы Нина была яркой, эффектной и привлекательной, и это свое природное обаяние сохраняла до весьма почтенного возраста. Она умела любить и дарить любовь в полный накал, и сказочно повезло тем, кто сумел это по достоинству оценить.

Уход Нины из жизни стал для меня тяжелым ударом. Долго не укладывалось в голове, что этой жизнерадостной женщины, излучавшей оптимизм, уже нет на свете. Она до конца была предельно откровенна – во всем, кроме своих проблем, в том числе – со здоровьем. Такая позиция заслуживает глубокого уважения. В последний путь мы провожали Нину вместе с ее сыном – Володей, с которым мне довелось не только познакомиться, но и оценить его литературный дар. Он, со своими произведениями, стал участником моих радиопрограмм. И я искреннее желаю ему больших успехов на писательском поприще.

…Глядя на не зачеркнутый адрес Нины и на номера ее домашнего и мобильного телефона, я думаю о том, что для общения с друзьями, пока они не ушли в «лучший мир» нужно находить больше времени, чтобы не сожалеть потом о нереализованных желаниях и намерениях:

Слышу сердца укоры:
Надо дружбу беречь,
Не затягивать сборы,
Не откладывать встреч.


Фредди Зорин (Фредди Бен-Натан)
*На фото Нина Яровая и Тамилла Ашумова в программе Фрэдди Бен Натана на радио РЭКА

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.