Слушая пение «еврейского соловья»

В дни, когда большая израильская делегация посетила Азербайджан с рабочим визитом, в Афуле, в центральной городской библиотеке состоялся вечер, организованный Азербайджанским культурным центром «АзИз». Как и всегда, зал был полон друзьями АКЦ. На вечер присутствовала также и начальник Управления абсорбции муниципалитета Афулы Инна Окунь.

Вот, что пишет об этом лектор Людмила Савельева.

Нехама Лившиц - литовская и израильская эстрадная певица, исполнительница песен на идише. Ее называют символом национального возрождения евреев бывшего СССР.

Рассказ о ней прозвучал именно в день ее рождения – 7 октября. Но голос самой Нехамы, этот божественный, завораживающий голос, нам уже не пришлось услышать. Она умерла в Тель-Авиве совсем недавно, в 2017 году. Но память о ней осталась. Именно поэтому в афульскую сифрию пришло так много любителей еврейской музыки.

Нехама жила в Литве, в семье, соблюдавшей еврейские традиции. Отец ее был врачом, но при этом руководил школой «Тарбут» с преподаванием на еврейском языке. Он прекрасно играл на скрипке, любил музыку и привил эту любовь двум своим дочерям.

Семья Лившиц 23 июня 1941 года успела бежать из Каунаса на какой-то пожарной машине буквально из-под носа у гитлеровских солдат. В узбекском кишлаке Нехама выучила русский и узбекский языки, вступила в комсомол, участвовала в самодеятельности. В 1943 году она впервые выступила на сцене в Намангане. Судьба ее хранила. Она поняла это, вернувшись в Каунас. Родственников их фашисты убили, а она была единственной девочкой, оставшейся в живых из всего класса.

Затем Нехама окончила Вильнюсскую консерваторию и стала выступать с концертами. Эта смелая женщина стала известна благодаря своему прекрасному голосу, но кроме того, ее пение вызвало огромный интерес из-за смелого исполнения отдельных песен на идиш. В те времена это была редкость. «Тогда в Москве и слова нельзя было услышать на еврейском, хотя из ссылок стали возвращаться писатели…А меня воспитывали быть честным человеком, тем, кто я есть: еврейкой» - вспоминала Нехама.

Ее репертуар включал многие народные песни на идиш. Кроме того, для нее писали песни Лев Ямпольский, Яков Розенфельд, Ривка Боярская, Генрих Брук, Лейб Бирнов, Владимир Шаинский, Лев Коган и другие поэты и композиторы.

Нехама говорила: «Всё, что у нас осталось – это наша национальная память. И если наши дети, наши внуки не будут знать, что произошло с еврейством Советского Союза, мы просто перестанем быть еврейским народом…» Она всю жизнь своим творчеством старалась сохранить эту национальную память в современниках. Ее голос был голосом «оттепели». Среди тех, кто остался в живых, кто вернулся на еврейскую сцену на закате сталинской эры, именно она стала надеждой на возрождение национальной культуры.

Не случайно известный бард Александр Галич посвятил ей свои стихи. Она имела на него какое-то магическое влияние: ему гораздо ближе стала еврейская тема.

Зрители услышали много замечательных песен в исполнении Нехамы Лившиц, но самой пронзительной была, конечно, великая и трагическая «Колыбельная Бабьему Яру», которую долгие годы объявляли, как «Песню матери», а это был плач матери. Нехама имела смелость везде исполнять эту песню, хотя власти запрещали тогда всякое упоминание о Бабьем Яре.

В 1958 г. Нехама Лившиц была удостоена премии первой степени на Всесоюзном конкурсе мастеров советской эстрады, хотя она опять же имела смелость одну из конкурсных песен исполнить на идиш. В жюри сидел Утесов, он был восхищен пением и самой смелостью этой молодой женщины.

«Она была такая красивая, хрупкая, как фарфоровая статуэтка, с гладко зачесанными на прямой пробор черными волосами и огромными библейскими глазами»,- вспоминают современники.

Известность Нехамы нервировала власти, любителей послушать песни на идиш становилось все больше. Ее не раз вызывали в ЦК, запрещали ее выступления, срывали гастроли. А она врала, что поет песни на арамейском языке, и продолжала петь песни на идиш.
«Я билась, как могла, но это была непробиваемая стена»,- вспоминала Нехама.

В 1969 году Нехама репатриировалась в Израиль: «Принимали меня как царицу Савскую. В аэропорту встречала Голда Меир». Постепенно в Израиль перебралась и вся ее семья.

Недолго пела здесь Нехама, она была уже пожилой женщиной. Хотя были и гастроли в другие страны, и выступления в разных городах Израиля.

С 1976 года Лифшиц, окончив библиотечные курсы при Университете Бар-Илан, стала заведовать историческим архивом музыкальной библиотеки в Тель-Авиве. А затем стала директором Тель-Авивской музыкальной библиотеки. Но даже тогда Нехама не забывала пропагандировать идиш. Она более пяти лет вела в тель-авивской библиотеке кружок пения на идиш и воспитала несколько известных певцов.

В 2006 году Лифшиц избрана председателем Всемирного совета по культуре на идиш.

«Мне не о чём жалеть, у меня была очень интересная жизнь. Тяжёлая…», говорила она журналистам.

Она дарила людям незабываемый праздник: необыкновенный голос, красавица, щедро одаряющая всех, кто изголодался по еврейскому слову и песне.

В этом и заключались сила и величие Нехамы Лифшиц, «еврейского соловья».

Лектор Людмила Савельева.

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.