Чужбина – последний приют

Сразу признаюсь, что одной из целей моего путешествия в Венецию, было посещение кладбища Сан Микеле, где нашёл последний приют великий Бродский. Во всяком случае, поэт и Венеция были для нас чем-то почти тождественным и равным по значимости и одинаковым по притягательности.

И вот мы едем, нет, конечно же, плывём на небольшом прогулочном судёнышке сначала до знаменитого (а что здесь вообще не знаменито) острова Мурано, чтобы сделать пересадку для дальнейшего следования к цели. Вот уже швартуемся к узкому причалу. Через каждые десять-пятнадцать метров стоят живописные итальянские мачо, зазывающие в магазины и фабрички, где делаются муранские стеклянные шедевры. Не подчиниться напору брутальных и элегантных мужчин и красоте, глядящей на тебя из витрин, просто не получается. И мы заходим. Я спотыкаюсь о невысокий порожек, и невольно вспоминаю Юлия Цезаря, который споткнулся в день своей гибели. И хотя тут пахнет не гибелью, а всего лишь небольшим опустошением кошелька, я понимаю, что мы застрянем здесь всерьёз и надолго.

А рядом - на расстоянии взгляда - другой остров. Остров Сан Микеле. И там Стравинский, Дягилев и Бродский, и нелюбимый Бродским Эзра Паунд...

Но тягомотина примерок и покупок когда-то заканчивается.

Подходит наш катер. И мы плывём недолго, но как же значителен и весОм этот момент. Огромный собор бывшего монастыря Сан-Микеле ин Изола искрится под венецианским ещё не до конца разогретым солнцем, красные крепостные стены... И уединённость - отъединённость от мира. Тут покоится вечность.

Мы выходим по шаткому трапу, и ощущение такое, что шатает нас от какого-то пьяного предчувствия то ли беды и тревоги, то ли умиротворения и примирения с окружающим.

Мы начинаем искать. Склепы, кресты, могилы, покрытые вековым мхом, деревья в печали, стоящие над усопшими... Потом мы стали искать по свежести цветов, хотя до этого я как будто детально изучил локацию кладбища. А локация такова, что Бродский похоронен на протестантской части кладбища, другие его не приняли...

И вот, ища по свежим букетам, по непожухлым ещё цветам я натыкаюсь на захоронение в стене. И каково же моё удивление, когда я вижу такие имя и фамилию: Эленио Эррера. Тому, кто, как и я, является футбольным болельщиком со стажем, это имя скажет многое. Один из величайших тренеров, перевернувших страницы авантюрного бразильского и тотального голландского футбола. Знаменитый тренер «Интера», который он сделал самым сильным клубом своего времени.

Но это так, - отступление от канвы рассказа.

Ну а дальше дело обстояло следующим образом. Были найдены могилы Сержа Дягилева и Стравинских – Игоря и Веры.

Бродский оказался совсем не рядом с ними.

Скромная могила и свежие цветы: видно их приносят каждый день.

И заключение рассказа - почти мистическое.

Всё это время, что мы ходили от могилы к могиле, над нами металась и кричала какая-то сумасшедшая, видно, случайно залетевшая сюда, чайка. В один из моментов, когда рядом со мной не было никого, эта огромная птица ударила меня крылом по голове. Это было страшно.

Особенно в таком месте...


У могилы Бродского...

Слегка дождит над Сан-Микеле,
Ведёт тропа анжамбеман, -
Тут воздух слаще карамели,
Хотя и месту не в пандан.
Тут вот поэт Иосиф Бродский
В тиши и тени вековой,
Что стих собой украсил росский,
И ненавидимый Москвой...


Дягилеву

Он ставил время на пуанты,
Оно крутило фуэте...
Плыву, как Дягилев на «Данте»*
На сан-микельской широте.
Ещё «гребок» на вапоретто
И... пристань пуста и тиха,
Незной неначатого лета
И чайки крик летит в верха.
А там уже тропа... за нею,
Как гид-всезнайка говорил,
На миг душою пояснею,
Как то бывает у могил...

*«Данте» корабль на котором плыл Дягилев из Америки, от страха всю дорогу не снимая с себя спасательный круг.

Михаил Сальман
Фото автора


Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.