Танец под током

...Сцена пуста, но наполнена токами, предчувствиями, дыханием. Будто декорация есть, но она невидима. Квартет перед сценой играет Бартока. Очень хорошо играет. Танцовщики в чем-то сетчато-черном прочерчивают траекторию. Они и из мира классики - всех этих аттитюдов и па-де бурре. И из мира современных потрясений, где шопеновским пачкам и фокинским снам, осыпанным розами, вроде и места нет. Надо просто выжить, сохранить равновесие...Это наш мир, современный. И танец на грани знакомых по ежедневной жизни потрясений.

Труппа «Dresden-Frankfurt Dance Company» открыла танцевальный сезон в тель-авивском Центре сценических искусств.

...Черный кабинет. Черный футляр, прошитый вспышками прыжков и тем светом, источник которого – как в картинах Рембрандта – скрыт. Живая музыка, квартет, сгруппировавшийся на уровне кресел партера, заставляет раздваиваться. Слушаешь музыку, потому что она не просто фон, не механическая плазма из мониторов, а настоящая звучащая душа. Смотришь на танец. Потому что не идти за этим гипнотическим ритмом нельзя. Оторваться от парений-вращений, уйти из черной паутины, которая геометрически точно, красиво, на пределе реальных возможностей тела ( о, эта элевация - мечта олимпийских чемпионок по гимнастике, будто в теле нет костей как таковых!), царит на сцене, невозможно.

Оказывается, Барток очень дансантный ( танцевальный то есть ) композитор. И ясный. И поразительно живой, жизненный.
Вот картинка на сцене напоминает «Ночной дозор», странная девочка-девушка среди сумрачной толпы, в черной толпе мелькает лучик ее бронзовой маечки. Бессюжетные балеты позволяют строить безграничный спектр сюжетов, дают простор ассоциациям...
Хореограф Джакопо Годани получил труппу «Dresden-Frankfurt Dance Company» от Уильяма Форсайта, прорицателя новых танцевальных путей, учителя, корифея, основателя коллектива. Дорога Годани – иная. Своя. Его неоклассика замешана на горячем, неумолимом ритме ХХI века, от нее бьет током. Собственно, назвать это неоклассикой с моей стороны наглость. Это – балет с признаками чего угодно: современных бестселлеров, акробатики,волхвования, манифестации в защиту или против... Это качественное и очень штучное искусство танца.

Когда дивный пианист Руслан Безброж играет Равеля ( опять в этом вечере соединяются живая музыка и кружение-сияние танцующих), музыка завораживает зал. Морис Равель говорил, что, если музыка не прекрасна, то она просто не нужна. Легко можно отнести эту категоричную максиму к очень многим художественным явлениям. Правда, встанет вопрос, что считать прекрасным...В этой равелевской, миниатюре, поставленной Годани, их пятеро - четверо танцующих и пианист. Две пары совершают паломничество в странный волшебный мир, где даже тишина и нежность заострены, как боевой меч...И в финале своего двойного монолога каждая пара превращается в фееричное насекомое, зловещее и прекрасное...

А потом вся труппа танцует красивый финал. «Moto Perpetuo». Будто струны перебирает. Бросает в зал виртуозные, разнообразные, с космической фантазией придуманные танцевальные пассажи. Музыка здесь записана на фонограмму, она ритмичная, неживая, шумная, поточная, под нее можно делать пробежки и задумчиво жевать попкорн. Хорошая музыка, в общем. аВТОРИтетные композиторы Ульрих Мюллер и Зигфрид Россерт... Балет Дрездена-Франкфурта очень хорош. Обжигает. Утешает. Уводит за собой. Он как старик, оставшийся мальчишкой. И как юнец, в котором так остро и зримо проступает мудрость. Его медитации свежи и глубоки.

Сезон «Танца в Центре сценических искусств» только начался. Будем следить за развитием событий. А они несомненно порадуют!

Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.