Тайна оборванной струны

Спектакль «Странники» - грустный, элегантный, построенный на сбалансированной графической картинке: диагональ, словно новый Рубикон, неровно режет сцену, разводит сюжетные планы на разновысотные уровни, на разные временные пласты. Вчера, сегодня - и виртуальный мир¸куда можно сбежать и от вчера, и от сегодня, и даже от себя, - так, пожалуй, можно обозначить тему, атмосферу новой работы театра «Гешер». Мир разделен, сцена разделена, диагонали душевных путешествий, изломы личных странствий непостижимы. Зигзаги и тайны, подспудные вулканические толчки, и молчание – как символ творческого простоя, одиночества, разлада в душе. Американка Анна Зиглер написала эту пьесу на стыке, на соединении территорий: религиозной, литературной, семейной. Перевод на иврит Рои Хена, режиссер Амир Вольф, сценография Михаила Краменко.

...Пара молодых супругов-харедим с их проблемами, противостоянием поначалу кажется никак не связанной с Эйбом и Софи, современными молодыми писателями, родителями двух детей. Потом нити натягиваются¸ постепенно намечается логика, переводная картинка сюжета процветает на черно-белом полотне. Драматург Анна Зиглер придумала витраж, мозаику, которая включает в себя неоднородные эпизоды, островки разностильного целого. Свадьба Эстер и Шмули, которых сосватали, соединили чужой волей. Робкая надежда на хорошее. Их строго регламентированная, подчиненная древним законам жизнь, суровая, лишенная свободы выбора, а в ней они, как пленники, как солдаты вражеских армий. Эти двое выглядят далекими, чужими друг другу, существами разной породы, случайно заброшенными на одну планету...Литературная среда Эйба и Софи, их заряженность на творчество, на создание текстов, растущее непонимание, неудовлетворенность друг другом, их существование при вечном свете развращающе-магнетизирующего компьютера, пианино, из которого Эйб извлекает звуки-стоны. Чужеродная, фантомная, умопомрачительно красивая, даже слишком совершенная, чтобы быть настоящей, живой, вставленная в фабулу методом «бога из машины» красавица- актриса. Имя-то какое, просто Голливуд –Джулия Чивер... Она, эта Джулия, потом окажется выдумкой, злой сказкой, которую Софи подсунула мужу Эйбу из азартного желания понять его, себя, их разбалансированную, с неверной ноты начатую и продолженную связь, любовь, жизнь. Софи выдумала Джулию – но недолгое время и была ею. Пыталась постичь то, что постичь невозможно...

Пьеса, как я ее поняла¸ весьма тенденциозна. В ней нет новизны, свежести. Приемы достаточно трафаретны. Еврейская тема отражена. Эстетизм чарует: фантом-мечта Джулия (ее дивно, изысканно, ювелирным, манящим, обольстительным пером рисует актриса Лена Фрайфельд). Есть пианино с вывернутым, выкрученным нутром. Герой, таящий тайну. Музыка, которую для спектакля создал¸ сконструировал очень яркий, думающий актер Шломи Бертонов (он играет Эйба). Все связаны со всеми, этакий макетик бесконечного мира, в котором каждому дано много ролей. Эстер и Шмули (добротные, умные, волнующие работы актеров Тали Осадчи и Генри Давида)- с планеты Религия. Многим она кажется чужой, чуждой. Ее законы жестоки. В данном драматургическом опусе она обрисована вполне узнаваемо, банально. Ничего нового. Писатели Софи и Эйб (точнее- им подобные) тоже встречались, и эти образы в трактовке Анны Зиглер не засияли новым светом. Уловка с письмами - классика. От Сирано де Бержерака знакомая. Интерпретаций было не счесть. Но режиссер Амир Вольф обошелся с материалом интеллигентно, находчиво. Со вкусом. Вся история разворачивается с интригующим привкусом тайны. Затягивает. Актеры проживают ее реалистично, проникновенно. Софи (неподражаемая, всегда живая¸ всегда убедительная, всегда новая Нета Шпигельман) хочет тепла от мужа. Она одинока в этом желании жить любовью. В топке ее творчества только эта тема. Она и ее муж. Она печалится. Ее жаль – но проблему не решить. Нет такой таблетки, нет такого волшебства... Эйб - удача- как я уже говорила- Шломи Бертонова. И театра. И наша с вами. Будем ждать его новых ролей в «Гешере» ( прекрасно, что он Шломи в этот театр пришел, так и должно было быть, дедушка, великий Евсей Львович, корифей «Габимы», был бы рад...).

Фрагменты, стеклышки, которые вдруг застывают в финальном стоп-кадре, взятые то ли фоаппаратом, то ли кистью в промежуточной точке. Финал неочевиден. Неясен. Открыт. Печаль глубока. Мечты и реальность, религиозный уклад, неуловимый и гипнотический аромат всякого творческого дела, искания – все это есть. И запоминается последний танцевальный проход участников ( хореограф Ариэль Вольф), нечто из стилистики Пины Бауш, задумчивое, ненавязчивое движение, медитативная сарабанда, которая застревает в памяти. С которой выходишь в яффскую ночь из театра. «Странники» - еще одна страница жизни и созидания театра, который не похож ни на какой другой. И который всегда непредсказуем. И потому – уникален.

Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.