Свет в темной комнате, или Соло белых журавликов

Сначала было желание убежать: «зачем мне», «опять больница, сама недавно...», «нет душевного комфорта, необходимого, чтобы спокойно смотреть подобные вещи», И вообще дождь стеной. Зимний сплин. И много всяких других неприятностей. А тут явно больница, палата, грусть, депрессия... ...«Ангар», малый зал «Гешера», поле для экспериментов. Серое облако распласталось над городом, как грубый кустарный занавес в любительском театре. Зал наполнился, шум стих. Дверь закрылась. И палата в «Ангаре» ожила. Два живых голоса – виолончель и пианино –обозначили начало, вектор движения. Подростки, которые не совсем вписываются в обычную жизнь, ребята, так или иначе страдающие от разных психологических, психических, жизненных проблем, странные человеки, у которых нет гармонии с миром и с самими собой, заговорили. Рои Хен, автор пьесы «Кто с мной?» (на иврите это называется «Ми камони», то есть -«Кто как я?») и молодой режиссер, дебютантка «Гешера» Ильиль Семель провели долгое время в центре психического здоровья больницы «Абарбанель». Наблюдали, участвовали в постановке спектакля. В пьесе Рои Хена этот центр получил название «Орот» («Свет»). Герои пьесы, вероятнее всего, собирательные образы и плод наблюдений и воображения драматурга. Их пятеро. Боль и беда у каждого своя. Все они – сложные. Тамар не чувствует себя девочкой, недовольна своим телом, внутри себя, в душе она мальчик, и поэтому просит называть себя Томом. Альма перенесла жестокую травму, которая ее резко сделала взрослой, сломала в ней какую-то очень трепетную конструкцию. Бат-Шева тихая, закомплесованная, совсем чужая в своей семье. Потому ей так важно найти в себе, в своем характере львиную сущность, разбудить льва, который сможет постоять за себя. Барак и Эмануэль – ранимые, возбудимые, потерянные, каждый по-своему талантливый, каждый – со своими демонами. Драматург подчеркивает уникальность каждого из пятерки. И – трагизм их существования. Я не буду пытаться пересказать, что именно терзает подростков, среда обитания которых сейчас этот круг, в котором движутся железые больничные кровати. Музыка (юный чудесный пианист Адам Хен и юная дивная виолончелистка Альма Бор-Синай) творит атмосферу, настроение, ощущение живой причастности. Доктор Йореш в совершенно фантастическом, искреннем, живом воплощении актера Гилада Клеттера выступает Вергилием на адском маршруте. На пути злых видений, боли, пустоты. Он умеет слушать, думать, он чуткий и теплый. Хороший психолог. Человек, доктор в очень правильном, в самом полном смысле этого слова. И еще есть у всех подростков «Орот» работа, которая их увлекает и объединяет. Вместе с театральным педагогом Наамой (Том Антопольски) они ставят спектакль. Всерьез. И мы еще раз убеждаемся, как важно творить. Для всех важно. Для всего мира... Есть на этой карте жизни-болезни и родители подростков. Все в той или иной мере жестокие¸ трудные, со своими комплексами, маниями, трагедиями. Нетерпимостью, командным тоном, страхами и беззащитностью. Они так же, как их дети, нуждаются в помощи – но не готовы признать это. Их жаль. Они жертвы и палачи. Страдальцы. Садисты. Всех отцов играет Ори Янив, всех матерей Карин Серуя. Эти актерские работы выстроены, прожиты превосходно.

Садако Сасаки, маленькая жительница Хиросимы, которая оставила после себя грустную память, облетевший мир рассказ о попытке противостоять смерти от лейкемии тысячами бумажных журавликов, тоже возникает в тексте пьесы, в диалогах и отношениях. Образ девочки, которую догнала, убила радиация, которую не спасли журавли оригами, оказывается в одном строю с ребятами из «Орот». Так выстраивается линия метафор, символическая общность.

Главные герои, победители, достойные всяческих похвал, юные актеры. Ноам Франк (Барак), Нета Рут ( Альма), Рут Сендерович (Бат-Шева), Соло Гева ( Эмануэль). София Голан (Тамара-Том). Каждый – солист и триумфатор. Все вместе – единомышленники. Умненький и полифоничный Ноам, глубокая, затаенно-зачарованная Рут, забавный, трогательный Соло, обаятельная София, усвоившая стиль кинозвезд Альма...

Художник спектакля Полина Адамова всегда идет от содержания. Кокетство, эгоистичное стремление самовыразиться любой ценой этому мастеру сцены не свойственно. Сценография, костюмы органичны, лминималистичны и атмосферны. Пьеса «Кто со мной?» обращена к каждому, ко всем, она обобщает глубинные проблемы и тенденции социума. Театр «Гешер» снова высказался масшабно, талантливо, на высоком накале эмоций. Снова подтвердил, что он – элитный. Особенный. Он - артхаус того странного мира, который зовется театральной жизнью Израиля.

Инна Шейхатович
Автор фото Ишайя Файнберг

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.