Живые и призрачные

Наш театр «Идишпиль» живет какой-то совершенно особенной, героически-патриотической, андерграундовской жизнью. Он есть,существует, его главный, самый авторитетный лидер, отец-основатель, рыцарь, пропагандист Шмуэль Ацмон недавно отметил своей 90-летие. Нынешний худрук Сасси Кешет ищет новые формы и новый стиль для того, чтобы театр не стал музеем- складом, чтобы он оставался живым и интересным зрителю. Этот театр – призрачно-материальный. Уютный, теплый, родной для многих, в его стенах звучит умный наивный язык идиш, есть талантливая, преданная труппа, сложившаяся, как дружная семья, наблюдается приход молодых, интересных актеров и режиссеров – и эти черты вполне реальные. Есть позитивная динамика, которая позволяет театру жить. Выжить. Идеи и планы материализуются, обретают плоть. Но в самом веществе коллектива, в природе театра есть печаль, древняя, молитвенная. Горькая нота. Эта перекличка со сновидением – будто милый бестелесный призрак давней жизни, тени бадхенов, сказочника Гольдфадена незримо стоят за его плечами. Cнобы при упоминании «Идишпиля» морщатся. Молодые зрители его редко посещают. За качественные режиссерские и актерские работы «Идишпиль» награждают редко. Практически никогда. А он живет. Балансирует между прошлым и настоящим. И робко прорастает в будущее. В то будущее, которое всем другим театрам кажется-видится само собой разумеющимся, а для «Идишпиля» оно открытый вопрос, немножко гадание, рулетка, непростой ребус. Правда – будет ли в завтрашнем Израиле место для театра, говорящего на языке галута, Шалома Аша, Исаака Башевиса Зингера. Для театра, который будто и не отсюда, который ниоткуда...

Молодой режиссер Адина Хаимис поставила на сцене «Идишпиля» пьесу современного драматурга Горен Агмон «Альма и Рут». Эта пьеса шла в театре «Бейт-Лесин», Агмон -драматургесса вполне известная, на ее счету есть призы, аншлаги, хвалебные статьи и прочие приметы успеха. Поскольку в пьесе есть тема религиозной общины Бней-Брака, «возвращения к ответу», отдельного, не очень свойственного человеку ХХI века быта и бытия ( нет телевизора, женщине нельзя оставаться наедине с чужим мужчиной и пр), то язык идиш как бы прокладывает границу между мирами. Прочерчивает демаркационную линию - но и соединяет. Сюжет пьесы довольно прост. Известная владелица издательства Альма (в этой роли очень качественную, серьезную работу проделала Анат Ацмон) яркая, самодостаточная. Она вдова, много работает и любит свое дело. У нее есть сын, милый, воспитанный, который трогательно заботится о маме - и дочь, которая круто изменила жизнь, стала религиозной, отринула не только устои семьи, в которой выросла, но и саму семью. Альма получает роман, автор которого девушка про имени Рут. Она из ультраортодоксальной общины. Ее роман не только талантливо, интересно написан. он рассказывает о драмах,проблемах, извращениях в закрытой религиозной среде. Про роман узнает Майя, дочь Альмы.И сообщает раву, и клеймит позором мать. И требует уничтожить рукопись. Того же религиозное окружение требует от Рут. Рут держится, несмотря на прессинг. Сердце ее матери разбито – дочка –то, оказывается, наглая отступница, посмела себе рассказать всему миру нелицеприятные вещи о достойном раве, об отношениях внутри общины... В итоге Рут уходит из дома,из общины, из религии.

Есть еще линия зарождающейся любви сына Альмы к Рут. Есть линия памяти, любви Альмы к погибшему мужу-альпинистку. Несмотря на остроту тематики, пьеса довольно плоская и одномерная. Диалоги простые, живые, но банальные. Идиш, безусловно, вносит свою краску, делает все описанное теплее, роднее. Приятнее. Или – это только мне так кажется? Режиссер очень правильно расставила акценты: здесь конфликт не между религией и светской жизнью, а между людьми, которые готовы убить, уничтожить за свой мир, свои взгляды – и теми, кто пытается обьяснить, что неверно так ставить вопрос, что не стоит отрекаться от близких, родных, от современной жизни, техники и пр. только чтобы сохранить в неприкосновенности герметично закрытый миропорядок... В роли жесткой, непримиримой, любящей своих детей, видящей в раве сияющую мудрость матери мы увидели Трейси Абрамович. Это противоречивая героиня, она и страшна, и беспомощна, и понятна в своем желании жить по старым законам. На ее попечении дети (она тоже вдова – как Альма, и драматург подчеркивает сходство и различие этих женщин). Она не щадит дочь- отступницу, и в молодой Майе ( в этой роли точная, интересная актриса Ротем Миллер) мы видим будущие черты этой чужой по крови, но совершенно родной ей по духу женщины...В то же время Рут (несомненная удача тонкой, пластичной Маайян Ор) близка не матери, а Альме, творческой, думающей, не закостеневшей в своих взглядах...Эта «зеркальность наоборот» выявлена режиссером с максимальной деликатностью. Адина Хаимис также выступила автором музыки. Спектакль не оскорбляет ничьи чувства. Он хорошо воспринимаеися. В нем есть душа. И – свет, эта творческая экзестенциальная составляющая всякого театрального дела,очень хорош, он – еще один участник, еще один герой (блестящая работа Миши Чернявского!). Художницы Айя Бах и Далия Фан-Хелер нарядили актеров и все происходящее в минималистические и функциональные одежды. «Альма и Рут» достойная, умная, актуальная работа «Идишпиля». Сделанная с душой. Посмотрите этот спектакль- не пожалеете!

Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.