Партия для Манон. С оркестром

На сцене израильской оперы возникла «Манон» Жюля Массне . Она впервые ставится в нашей стране. Музыка, исполненная изящества, чувственной силы, истинно французского шарма, кружит голову. Как подъем на Нотр-Дам- де-Пари. Партитура словно французская речь. Полное ощущение путешествия во Францию. Даже едва уловимый нежный шлейф духов. Этакая музыкальная «Шанель». Местами бравурная, местами светло печальная. Совместная постановка театра Сан-Франциско и Литовской национальной оперы. Сценография Винсена Лемьера заключила любовную новеллу в декорации, в которых сочетаются смутные намеки и неясные метафоры: шарик, вылетающий из чемодана Манон, зеркальные полы и стены, распятие ( фигура Христа – как живой повешенный человек), тени на стене в сцене де Грие с отцом, в церкви... Режиссура Винсена Боссара, который выступил еще и художником по костюмам, эклектична, точно использует главные зрительские пожелания. А, значит, и пожелания кассы: чтобы было нарядно, изобретательно, празднично. Сама история, сочиненная авантюристом, романтиком, писателем аббатом Прево, очень шокирующая и драматичная. Красавица, бедная провинциалка Манон Леско направляется в монастырь. С одного слова и взгляда (в опере – с одной ноты!) на какой – то остановке дилижанса она влюбляется в кавалера де Грие. Они вместе убегают в большой прекрасный мир – в Париж, украв для этого чужую карету. Потом выяснится, что отец благородного юноши (по книге он королевской крови) не даст средств на жизнь. И Манон с мучительной болью в сердце уйдет к богатому покровителю. Де Грие решит принять сан ( как Прево когда-то), она его вновь соблазнит, и страсть выиграет этот раунд, но денег у пары не прибавится. Он безрассудно бросится в омут карточной игры. Она попытается найти желаемое богатство, защититься от нищеты. Единственным доступным ей способом. И странная то ли прозрачная люстра, то ли винтажная клетка спустится с небес. Мораль общества призовет любящих к ответу, покарает - она ведь такая, мораль, с ней шутки плохи. В финале не будет ни наряда, ни света, ни зеркального пола. Будет глухая ночь, одиночество, пустота. И последняя волна надежды и мечты отхлынет. Что-то пошло не так – и девочка- куколка гибнет, гибнет любовь, которая беззаконной и чуджой. «И никого не защитила рука, зовущая вдали»...
Костюмы спектакля – в стиле и манере режиссерского замысла. Сначала шляпка и скромный дорожный костюм у Манон. Все это сменяются простыней на обнаженном теле¸потом вычурным клоунским платьем, после – элегантным нарядом светской львицы¸которая в игре с судьбой делает свою ставку.

Особая драматургия света в спектакле, эффектная работа талантливого художника Леваса Клейнаса – это украшение, пульс¸поэтичная сердцевина спектакля. Сочетание зелени, нежной алой, серебристо-белой волн создают пульс и динамику.

Манон – Екатерина Баканова. Уже завоевавшая внимание нашей публики участием в «Дон Жуане» Моцарта, эта артистка очень органична и убедительна в партии Манон. Впервые она появляется в толпе людей, приехавших в дилижансе. Она робеет. Она очарована многообразием пейзажей, лиц, завидует нарядам и драгоценностям. Она держит путь в монастырь.Ее удивление, восторг и юная прелесть словно наполняют энергией. Пришла ее пора, она вырвалась из клетки дома, тут, среди чужих людей, на этой остановке она влюбляется. И все раскручивается неотвратимо, быстро. Очень хорошо она проводит блестяще написанную сцену когда Манон уводит любимого от духовного сана. Она горит, как пламя – и в каждой реплике одерживает победу над церковью, схоластикой, его волей. К слову, это самая лучшая, самая яркая сцена в спектакле.

Кавалер де Грие –итальянец Леонардо Кайми. Внешне весьма импозантный, он артистически и вокально менее состоятелен. Голос его не совсем соответствует партии. Актер из него холодноватый и неглубокий. Историю его и своей любви Екатерина Баканова –Манон проживает одна. Она вкладывает душу в каждый жест, каждое прикосновение. Эта Манон азартна и женственна. Голос звучит легко, без напряжения.

Кузен Леско - американец Дэвид Адам Мур . Он отважно комикует, старается быть раскованным, обаятельным, вызвать интерес актерской игрой. Его бестембровый голос, фальшивые ноты не очень помогают этой задаче.

Маркиз де Грие, отец влюбленного кавалера и несостоявшегося аббата - Владимир Браун. Он умеет так выстроить роль, так волшебно наполнить ноты и слова смыслом, волей, что после каждого спектакля с его участием в памяти выстраивается какая-то точная иерархия эмоций и значений. Отец безрассудного юноши суров. Бездушен. Падает под грузом боли и отцовской драмы. Он человек. Его принципы понятны.

Регина Александровская, режиссер и актриса, занята в нескольких маленьких партиях (служанка, дама-вамп в платье, похожем на вазу) – и идеально, пластически неотразимо их играет.

Хор в «Манон» (хормейстер Итай Шмайссер) звучит слаженно и красиво. Прекрасно звучит. Гомогенно. Выполняет театральные и музыкальные задачи всерьез, качественно. Все певцы – артистичны и увлечены.

Симфонический оркестр Ришон ле-Циона – один из главных героев и явный победитель. Трактователь Дан Эттингер вновь проявил основательность, глубину в интерпретации, донес сквозистую, летучую ткань прекрасной музыки, ее чарующую прелесть и неповторимый колорит. Все группы музыкантов слышатся благородно: струнные поют и плачут, медь точна и почти идеальна в балансе. Увертюра дивно целостна и насыщена страстями. Массне в оркестровом исполнении переиграл режиссера...

Спектакль «Манон» у нас по 18 ноября. Идите,смотрите, если есть сердце – плачьте над любовью Манон. Во втором составе поют Симона Михаи ( Манон) и Хо Юн Чун ( де Грие). Слушайте. На свете нечасто бывают такие чудные вечера общения с музыкой.

Инна Шейхатович
Фото Елены Запасской

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.