Король и телефон

Он садится на диванчик в небольшой и жаркой рекреации нашей школы Тельма Ялин, что в Гиватаиме, как-то художественно и эффектно, скульптурно устраивает положение своих бесконечных ног. Он и в тренировочном костюме – король. Пластичный и величественный. Смотрит приветливо, но горделиво. Игорь Колб, танцовщик-премьер Мариинки, уроженец и живописного белорусского города Пинска ( там еще и первый президент Израиля Хаим Вейцман начал свой жизеннный путь) отвечает на мои вопросы.

- Скажите, пожалуйста, почему для выступления у нас выбрали такой непростой, известный прославленный многими актерами драматических театров материал, как «Двое на качелях» Гибсона?
- Этот материал поставил для меня выдающийся балетмейстер Раду Проклитару несколько лет назад. Балет ставился для моего бенефисного выступления в Японии. Организаторы предложили мне провести этот вечер так, как мне кажется интересным. Я хотел сделать некий диалог со зрителем, и одной из подходящих пьес нам показалась как раз эта.

- Пьеса Гибсона любимая, знаменитая, но это театр со словами. Диалогами. Там в начале, скажем, героиня, Гитель, продает морозильную камеру... Как это решать в балете?
- При переводе с языка одного жанра искусства на другой происходит трансформация, берется основное зерно – и делается режиссерская версия происходящих событий. Это по мотивам

- Город Пинск не очень был до сих пор прославлен в мире в плане балета, хотя это старинный и очень поэтичный город, колоритный и милый...
Как в вашу жизнь вошел балет, вы видели спектакли Белорусского театра оперы и балета, видели записи Барышникова,

- Это произошло достаточно случайно, я знать не знал¸ что такое балет. В пору моего детства в Пинске не было никакого театра, ни драматического, ни балетного. Город был обделен в этом смысле, я не мог видеть танец как таковой, но при этом в городе существовала хореографическая школа, и, честно говоря, я даже не знаю, для чего, и как потом складывалась судьба ее воспитанников. Я чисто случайно туда зашел – потому что учился во вторую смену, у меня старшая сестра училась в первую, родители отдали нас в разные смены, чтобы мы не толкались за одним столом- и месяца через полтора-два приехали два минских педагога, посмотрели, оставили номер телефона, попросили моих родителей позвонить. И уже через неделю я был в Минске, это была середина учебного года, февраль, и я отчаянно просился домой. Дома я каждый день видел маму...а тут – никакой мамы, четский отбой в девять часов, абсолютно другая атмосфера , да еще и не понимаешь, что такое балет, ты его в своей жизни никогда не видел...но мои родители решили, что это своеобразный перст судьбы...

- И когда вы впервые вышли на балетную сцену? Когда состоялся дебют?
- Ровно через год. В отчетном концерте училища был номер из «Белоснежки и семи гномов», гномом номер четыре был я...

- А как вы попали в Петербург?
- На втором курсе мой замечательный педагог, с которым я общаюсь по сей день, Александр Иванович Коляденко - именно он рассказал мне, что такое моя профессия, что такое быть в этой профессии, и это было для ребенка, который хочет серьезно заниматься, очень важно-настоял на том, чтобы я ехал на школьный конкурс в Петербург. И я понял, что – если хочу роста и осуществления – надо обязательно ехать дальше. В тот момент в минском театре был легкий балетный застой, Валентин Елизарьев сдавал позиции, хотя на его спектаклях прошло воспитание мое как студента. На конкурсе я неожиданно для себя занял третье место. Я решил для себя, что через год я вернусь в другом качестве. И через год я был принят в труппу Мариинского театра.

- Игорь, вы всегда как-то необычно, стильно и своеобразно одеты, в этом тоже раскрывается ваша личность?
-Ну, каждый человек – неповторимая индивидуальность, и каждый как-то по-особому проявляется. Но когда ты что-то интересное и свое в плане одежды ищешь, то вокруг тебя собираются и другие так же увлеченные люди. Вокруг меня очень много интересных людей в плане одежды. Кто-то пишет музыку, кто-то снимают клипы. Так возникло наше «Болеро». Благодаря продюсеру ЛАДЕ БУРДЕ. Той, которая нас сюда, в Израиль, пригласила... И формируется такая особая среда. Возникают новые возможности. Лада дала возможность. А это имеет очень большое значение. Я своему ребенку всегда говорю: важно не только и не столько событие. Важна возможность. Идея сотворить что-то...

- Ваш сын танцует?
- Слава Богу – нет. Ему четырнадцать лет, мы долго его убеждали чем-то заняться, и когда в очередной раз его приперли кстенке, он сказал, что, возможно, хотел бы играть на гитаре. Что пианино поздно, а вот гитара вполне.

- Он даже не пытался танцевать? Никогда?
- Нет, никогда. Он ходит на мои спектакли, серьезные, несерьезные, но – если бы была такая возможность он бы с удовольствием бы не ходил. Он не театральный человек, но это не значит¸что он не творческий человек.
Он молодой человек с хорошим чувством юмора. И меня это радует. Он с чувством юмора выходит из трудных ситуаций. Он тут несколько четвертей в школе по успеваемости съехал так¸что у меня волосы дыбом встали... а он – ничего, с юмором относится.

- Гордится, что папа такой?
- Ему нравится знать¸ что папа такой. Но когда у него самого проблемы, это даже мешает. Говорят: «Папа такой, а ты? Что ж ты так? ». Вот как раз вчера, когда мы прилетели в Израиль, он сдавал экзамен в школе по информатике – и получил пять, а потом пошел в музыкальную школу и сдал фортепьяно на четыре с плюсом...

- ...и поэтому ваша супруга, которая тоже балерина Мариинки, с вами не поехала, она сейчас ответственная по ребенку...
-У нас уже нет бабушек-дедушек ни с одной стороны. И мы стараемся его не пускать на самотек, смотреть, из рук в руки передавать.

- Когда при вас говорят «Израиль», что вы себе представляете? Стену Плача, кнессет с огромной менорой, зал, где вы танцуете, публику, девочек с автоматами...
- Нет, почеку-то я представляю деревню, из которой родом была моя мама, вечер, мы с сестрой, и бабушка рассказывает, что было, когда была война.
В ее рассказе возникает страшная картина: расстрелы евреев, карательные акции, и в течение десяти дней шевелилась земля, которой присыпали жертв... я всегда это помню, когда еду по вашей стране¸ вижу города, встречаюсь с разными людьми...помню бабушкин голос, как она говорила, шевелится земля – и тишина...

- Почему ваш концерт-спектакль получил название «Иллюзии любви»?
- Название придумала моя жена. Когда встал вопрос, как это назвать, она предложила «Иллюзии любви», и нам показалось, что это верно. Название отражает суть программы.

- Скажите, а как по-вашему, сохранил ли балет российский, московский, санкт-петербургский¸свои позиции быть « впереди планеты всей»?
- Были периоды лучше, были периоды хуже, но с традицией, высокой традицией русского балета никто не может сравниться! В мире такой балет единственный! А модерн – это другое, этот тут, у вас. Это «Бат-Шева», это прекрасный Охад Нагарин.

- Гениальный...
- Он умеет и понимает удивительные вещи¸ на таком уровне, интуитивном, невизуально- отражательном. Мы, балетные, все привязаны к зеркалу. И мы смотрим на себя с этого ракурса, с того ракурса... А когда в студии используется пространство без зеркал, без отражений, это уже получается отражение самого себя внутри. И еще у вас очень хорошая компания танца кибуцев, я видел ее в Москве.

-Замечательная, да, и Рами Беэр, руководитель, замечательный...
О чем вы мечтаете? Что бы вы хотели в жизни еще получить? Самолет, яхту, премию Нижинского...

-Я летом живу на даче под Новгородом, на берегу реки – яхта и самолет мне в этой ситуации не очень интересны. Я хотел бы состояться, когда завершу карьеру танцовщика.

- Вы хотите ставить?
- Нет, точнее – не знаю, это сейчас выпала такая возможность. А еще я преподаю в консерватории, у меня в балетном классе восемь человек, пять девушек и трое юношей. Мы вместе идем путем проб и ошибок. Создаем что-то. Они интересные, они личности. А именно личности в мире искусства что-то решают. Не толпа, которая поддается управлению и дрессировке...
Я хотел бы что-то делать и в небалетной сфере, что-то другое. Увидим...

- Что вас развлекает на досуге?
- Новгород и тишина.

-... и класс делаете на берегу?
- Нет, вы не поверите! Я просыпаюсь, выхожу из дома, сажусь на лавку – и смотрю в даль. Пью кофе. Созерцаю.

- Банальный вопрос: вы не едите сладкого, не прикасаетесь к торту, шоколаду...
- Ем, конечно, я много ем. У меня дома прекрасная пища, жена готовит – и как готовит! И вкуснее нигде ничего нет! Я тоже умею готовить, но моя готовка не в такой степени оценена. Вот я супруге лавры и предоставляю.

Игорь Колб танцует на сцене Мариинского театра. Его оценил и полюбил мир. Сегодня есть еще возможность увидеть его и и его партнеров в спектакле «Иллюзии любви» в «Театрон Иерушалаим», в 17—00 и в 20-30.
Не пропустите явление Балета!

Инна Шейхатович, специально для AzIzNews

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.