Владимир Портнов. Памяти поэта.

Поэт, прозаик, переводчик.
Бакинец.
Родился 21 мая 1927 года. Ему бы исполнилось 90 лет.

Слово «Бакинец» я специально вывел отдельной строкой.

Владимир Самойлович, где бы он не был, и, как бы надолго не уезжал из родного города, всегда и в первую очередь считал себя Бакинцем.

Всё его творчество, и поэтическое и прозаическое, проникнуто любовью к родному городу, нежным и трогательным к нему отношением. Признаюсь, не смотря на разницу в возрасте, мы дружили. Общались, могли подолгу говорить о литературе и поэзии.

У Владимира Самойловича была феноменальная память – он мог цитировать наизусть всего Пушкина. И не только великого классика. Его познания, глубина понимания литературного и поэтического творчества поражали. Я мог бы долго рассказывать о Владимире Портнове, но возникла счастливая возможность поговорить с народным писателем Азербайджана Анаром, чьи произведения он так блистательно переводил на русский язык.Их связывала многолетняя дружба.

Мне удалось связаться по телефону с Анар-муэллимом, И вот что он сказал:

- «Обычно поэтов определяют или по эпохе — античный, средневековый, современный, или по школе — символист, романтик, реалист. Или же по языку — русский поэт, французский или азербайджанский...

Владимир Портнов — современный, сугубо реалистический русский поэт, но все же настоятельно рекомендую называть его, прежде всего, Бакинским поэтом.

Баку был как огромная семья,
Где разные фамилии смешались.

Согласитесь, что эти его строки говорят о многом. Наверное, точнее было бы назвать Владимира Портнова не только Бакинским поэтом, но поэтом Баку. И точно так же, как я сейчас акцентирую эпитет «Бакинский», я подчеркиваю высокое слово «Поэт»…»

Нельзя не согласиться с Анар-муэллимом.

Владимир Портнов действительно был поэтом с большой буквы. Об этом говорят и его блистательные переводы с французского. Эти переводы классиков французской поэзии принесли ему известность и в России. Его работы включены в «Антологию мировой поэзии в русских переводах ХХ века» (М.,1998) и «Семь веков французской поэзии в русских переводах» (СПб, 1999).

Но вернемся к Бакинским страницам биографии поэта и к воспоминаниям писателя Анара.

- «Черногородский мост, который «вел в другой район, в другую жизнь, пожалуй», бульвар, Нагорный парк, купальня и бассейн, которые потом снесли, и яхт-клуб, который исчез потом куда-то. Определения «крепостной», «баиловский», «арменикендский». Сураханы и «Шемахинка»... Все эти приметы Баку овеяны тонкой поэзией. Они звучат нежно и немножечко грустно.

Поверьте, что хорошие стихи обладают удивительным свойством: рассказывая о воспоминаниях автора, они делают их и твоими, тебе кажется, что все это видел и пережил ты сам...

Поэзия, как впрочем, и всякое искусство, — это, прежде всего, память и надежда... Чем больше и пронзительнее мы помним, тем более у нас надежды быть понятыми другими...

Тривиальны подробности жизни.
Человеческих дней пустяки,
Но в своем областном реализме
Я люблю помещать их в стихи.
Где мы были, что ели и пили,
Кто как выглядел, что говорил, —
Я люблю эти мелкие были,
Черновой повседневности пыл.

Владимир Портнов был и остается Бакинцем.

И о чем бы он не писал, он прежде всего Бакинский поэт.

Владимир Портнов, - продолжает Анар-муэллим, - поведал на страницах своей талантливой биографии о мечте написать роман без финала. Мне тоже, с вашего разрешения, захотелось закончить мой рассказ о нём, о талантливом поэте и переводчике, о моем многолетнем друге Владимире Портнове его же собственными строчками:

А финала нет как нет, —
Нет, как не было начала.
Жизнь Бакинского квартала
Бесконечный мой сюжет —
Обрываю как попало».

Владимира Портнова нет с нами. Свой земной путь он завершил здесь – в Израиле, оставив нам в наследие свой поэтический талант, блистательные переводы и мудрую, пронизанную ностальгией и любовью к родному городу поэзию!

Предлагаю вашему вниманию два стихотворения из большого наследия Поэта Владимира Портнова.

БИБЛЕЙСКИЙ МОТИВ

Возьми меня, покорного, как воск,
Возьми меня, проворного, как пёс,
Возьми меня, упорного, как щит,
Возьми меня, возьми: душа горит.

Возьми, как воск, в ладони белых рук,
Скажи, что пёс верней лукавых слуг,
Восставь, как щит, от ядовитых стрел,
Чтоб я душой так тяжко не горел.

Приблизь меня, прими меня, возьми,
Мне никого не нужно меж людьми,
В руках твоих, у ног твоих – мой дом:
Я буду теплым воском, верным псом,
Я буду твёрдым и немым щитом.


ТЕПЕРЬ

Жизнь уже не получилась,
То ли что-то приключилось
Где-то там, давным-давно,
То ль во мне порок незримый,
Но она промчалась мимо…
Прежде было всё равно, -

А теперь, тебя теряя
И в самом себе петляя,
Так томлюсь, такая жуть,
Так ночами мне тревожно,
Будто всё ещё возможно
Что-то в жизни повернуть.


Ефим Абрамов, специально для AzIzNews

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.