Фата для призрака

Это очень красивая и противоречивая легенда. В ней танцуют и спасаются от призраков. Теофиль Готье, Генрих Гейне, Жюль Перро (танцовщик и хореограф, брат сказочника, которого любит от мала до велика весь мир), Жан Коралли и Мариус Петипа обработали¸ заново на волшебном кружеве народных сказаний сложили- придумали эту чудесную и пронзительную историю. Адольф Адан написал музыку. Про девушку Жизель, которая жила себе с матушкой в красивой живописной деревушке, была наивной. Гадала на ромашках. В ее жизнь ворвался юноша¸ с внешностью принца, такой милый, какой только в девичьих снах и бывает...Юноша был хорош как принц –да и по рождению он был аристократ, и обручен с аристократкой, хотя ловко скрыл от Жизели этот немаловажный факт.

Беззаветно влюбленный в Жизель лесничий нашел серебряную шпагу, которую граф Альберт спрятал в маленьком домике... К слову, на сайте Большого театра России кто-то додумался написать, что граф «снимал дом в деревне». Так или иначе, обман раскрылся, а у Жизели было слабое сердце. Она в отчаянии бросается к подругам, к матери – и падает замертво. Потом, ночью, при свете луны Альберт приходит к ее могиле. Исследователи иногда задаются вопросом, почему именно ночью, когда тени такие пугающие, призраки такие недобрые, надо ему надо идти на кладбище. ...В его руках белые цветы. Свет луны – как вуаль невесты.Виллисы, тени девушек, умерших до своей свадьбы, пытаются свести его с ума, закружить до смерти. Но Жизель , или ее тень , или белый тонкий луч воображения, которое уводит Альберта прочь от действительности, защищает его. И ветка- скипетр ломается в руках гордой и печальной командирши виллис Мирты.

Израильский балет вновь станцевал нам этот шедевр романтизма. Аль товым лучом пролилась музыка белого действия, грезы проплыли над озером. А в первом действии была задорная тарантелла¸изящно двигались юные веселые крестьянки, не умеющий смириться с отказом лесничий Илларион ( в других вариантах - Ганс) умолял-просил Жизель увидеть его, понять и принять его любовь.

Я смотрела спектакль в зале «Гейхал а-Тарбут» в Ришон ле-Ционе. У нашего балета сложная, необычная судьба. Недаром его создательница, балерина и хореограф Берта Ямпольки назвала свою биографическую книгу «Оптимисты». Без силы воли, без оптимизма не было бы такой непростой, полетной, грандиозной штуки, как балет. Как балет в Израиле. У нас совсем немного истинно балетной публики, нет традиции, нет должного пиетета к труду балетных артистов...И все же – балет жив. И выглядит достойно.

Интересно¸ что солистов встречали аплодисментами –как в балетных столицах, что приятно. Жизель – Виктория Дородны. Светлая и обаятельная, она не умеет лгать. Не умеет притворяться. Такая отдаст любимому душу, жизнь. Ее прыжки и арабески, нежное прикосновение к его плечу,а ласка- вздох, легкий шаг, безоговорочное желание защитить¸ отпустить его в белом, ночном действии, когда она может решать его судьбу, очень убедительны. И она – простит. Все простит. И взлетит над озером, над лунным кружевом старого парка. И утром растает – а была ли она, видел ли ее Альберт? Или это его растревоженная совесть¸ пылкое воображение нарисовало ее силуэт? И их долгий, светлый танец-разговор, где она была так прекрасно бесплотна..., Альберта танцует в этом спектакле Людвиг Испирян. Он стремительно вбегает, влетает в мирный пейзаж, в жизнь девочки- цветка. Он – темноволосый и яркий, блестяще прыгает, вращается¸ отрывает и нас от земли, сжигает взглядом пытающегося возражать оруженосца. И Гансу он не собирается уступать. Жизель – его чудесная крестьяночка, он ею увлечен, а раз так –зачем думать о последствиях? Его танец отличается элегантностью, властным темпераментом, этот Альберт - сильный, понимающий свой статус и привилегии человек. Он обманет Жизель в мелочи – украдкой оторвет лепесток ромашки, чтобы вышло «любит», и будет с ней увлеченно и уверенно танцевать, и потом, когда уже нельзя будет отрицать титул, и шпагу, и невесту, станет мгновенно самим собой, церемонно склонится к руке Батильды, все сознавая, под всем подводя черту. И после, на кладбише¸будет задумчиво вглядываться в тени и игру лучей, казнить себя. Не сильно, в меру, она ведь не была ровней. Жаль ее, но так уж вышло. Надо жить так, чтобы потом ни о чем не жалеть. Как этому научиться? ..Актерская удача и Ганс- Амит Ярдени. В этой партии мало танца – но очень рельефно и эмоционально исполнитель показывает характер, судьбу, страх, боль героя.

Берта Ямпольски всегда говорила, что ее танцовщики – ансамбль, здесь все танцуют одинаково, нет звезд. Думаю, она ошибалась. Лидеры, солисты – это алмазная пыль, правофланговые, украшение полотна спектакля. В «Жизели» танцовщики израильского балета хороши. Все. И Мирта- Лора Фридман. И оруженосец Вильфрид -Владимир Дорохин. И матушка Берта, такая спокойная и уютная, пока дочь была с ней ( Екатерина Брехова очень хорошо это сыграла). И подруги, и виллисы. Фата падает с головы невесты, луна невидящим глазом смотрит на все. Старая история¸ знакомый сюжет, но почему даже несколько дней спустя так щемит сердце...

Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.