Бочка меда, или Только раз в году

Театру столько раз пророчили смерть. А он живет себе да живет. Выкатит бочку меда на сцену- давайте, налетайте. И будет вам счастье. Или хотя бы пища для ума. В минувшую пятницу в национальном театре «Габима» в Тель-Авиве состоялась очередная ежегодная церемония вручения премий за достижения в области театра за 2017-й год. Она прошла в 23-й раз. Награды режиссерам, актерам-исполнителям главных ролей и ролей второго плана, дебютантам, авторам музыки к спектаклям, создателям лучшей комедии года и и лучшего спектакля по переводной пьесе – всего были вручены премии в 18 номинациях. Немного аляповатая маска на ножке, тяжелая, с крылышком, будто бы золотая, 18 раз проплыла по залу.

На площади перед «Габимой» с утра расставили свои зонтики, микрофоны и пластиковые стулья активисты «Мереца». Это не было частью театральной церемонии, просто обычная политическая акция. А возле входа в театр кружком встали юноши и девушки, называющие себя «Израильская a-kapella», которые пели и рассказывали¸ что готовы представлять страну на международных фестивалях, но им нужна материальная поддержка...В общем, был день как день. Телевидение с театральной церемонии в этом году трансляцию не вело- что-то не получилось.

«Габима» кипела, как котел. Объятия и вспышки фотокамер, возгласы восхищенных встречей коллег и беседы режиссеров... «Академия» тоже незримо присутствовала, это ведь она решила судьбу премий. В двадцать третий раз прозвучали позывные ежегодного праздничного смотра наших театров, инструментальный ансамбль Таля Блехаровича задал тон – и на сцену вышла ведущая, Одиа Корен, знаменитая артистка, мастер стенд апа. Она напомнила, что церемония проходит в год столетия «Габимы», пятидесятилетия иерусалимского театра «Хан». И что уже семнадцать лет длится капитальный ремонт в театре «Бейт-Лесин». Пробежалась по некоторым приметам нашего театра, например, что «достижения у нас уже есть¸ скоро у людей театра появится и заработок..».

Первыми объявили обладателей премий в номинации «лучший дебют», их получили Ор Ломброзо из театра «Хан» и Омри Битерман из «Бейт-Лесина». Мне лично гораздо больше в прошлом сезоне понравились актер Али Дака в роли Томека спектакле беэр-шевского театра «В наши дни не вызывают на дуэль» по прозе Владимира Набокова и Зоар Миден в роли Анны в том же спектакле...Но академия решила иначе. Да и вообще театральный вкус – дело субъективное. Лучшим сценографом года была названа Светлана Брегер ( формально – за «Собачьего царя» в театре «Бейт-Лесин», но список больших удач этой талантливой театральной художницы велик: это и точные, атмосферные «Дети тени», «Последняя любовь», «Кантор из Вильно» в «Идишпиль», очень красивые и мудрые «Лето», «Счастье», «Дядя Ваня», «Женитьба», «Возлюбленная дракона», «Отелло», «Американская принцесса» в «Хане», много ярких работ в «Габиме», хайфском и беэр-шевском театрах, в театрах для детей и юношества. Светлана Брегер – это особый масштаб, стиль, синоним смысла и образа спектакля.

Лучшим хореографом года назвали Ариэля Вольфа, актера театра «Хан» , за спектакли «Наполеон жив или умер!» в «Хане» и беэр-шевский ««В наши дни не вызывают на дуэль»... К слову, что эта работа, «В наши дни не вызывают на дуэль», была выдвинута на премию в шести номинациях. А сам спектакль, режиссуру, тему, эту мощную , почти агрессивную волну человечности, никто не оценил. И спектакль для проката по стране не купили...Он, можно сказать¸ умер совсем юным . Жаль...

Художественный руководитель театра «Хан» Михаэль Гуревич 17 лет был у штурвала, недавно ушел в отставку, передал свой пост ружиссеру Уди Бен-Моше. И на церемонии по вручению премий сказал слово с трибуны. Хорошо сказал. И о том, что мы живем в трудное время¸ когда техника заменяет речь, когда чувства мало что значат. Когда довольно легко манипулировать людьми,
скармливая им телевизионный поп-корн. Делая их толпой. Стадом. Поэтому так важно театру уметь говорить о важном. Чтобы напрягали слух, чтобы тебя услышали, надо иногда говорить тихо. Хранить источник вдохновения чистым. И очень важно, чтобы театр говорил на театральном языке. Чтобы умел устоять перед соблазнами и давлением. И еще Михаэль Гуревич сказал, что, наверное, лучше, когда худрук остается на своем посту более краткий срок...

За лучшую работу художника по костюмам премию получила Юдит Аарон. И актеры «Хана» задорно, под аплодисменты, спели и сплясали в придуманных Юдит ( для своих она все еще иногда Юля) костюмах номер «Что такое человек без черта? Что такое черт без человека?» из спектакля про странствия то ли живого, то ли мертвого Наполеона.

За лучшую музыку наградили Маора Сабага. Его мюзикл «Сулика» ( беэр-шевский театр) стал хитом сезона.
Светохудожник Рони Коэн получил свою статуэтку за оформление спектакля по пьесе Нисима Алони «Наполеон – жив или умер!». Очень плодовитый переводчик Эли Биджауи сделал в нашем театре очень много. За переводы «Ромео и Джульетты» Шекспира и «Ужасных родителей» Кокто награждался премией за лучший перевод года ( 2015 и 2016). В этот раз высокую оценку получила его инсценировка романа Оруэлла «1984» для «Габимы». Выйдя на сцену, Эли Биджауи сказал, что для него самое главное – оказывать противостояние ненависти. Протест против убийства человека в человеке. А именно об этом написал свою жестокую и правдивую утопию Оруэлл...

Ривка Михаэли, первая леди израильского «стенд апа», бессменная ведущая самых разных мероприятий, юморная и нестареющая, получила премию, носящую имя знаменитого израильского актера Меира Маргалита. Премия называется «За дело всей жизни». Премию вручала Гила Альмагор. Сказала о таланте и авторитете саркастичной коллеги, о ее задоре и умении импровизировать. А потом Ривка Михаэли выступила в своих лучших традициях. «Я уже не стану Ровиной...И никогда не сыграю в «Носорогах». Потому что они- наша реальность ...»- сказала она.

Мэр Тель-Авива-Яффо Рон Хульдаи вручал премию лучшей комедии года. Самой смешным признали спектакль «Хана» «Сон в летнюю ночь». Мэр пошутил по поводу того, что третий год подряд ему доверяют объявлять именно эту премию. Сообщил, что 70% любителей театра нашей страны живут именно в Тель-Авиве, а также заверил в том, что в будущем году театральные премии будут вручаться в отремонтированном здании «Бейт-Лесина»...

Премия за лучшую презентацию переводной пьесы досталась спектаклю «Сцены из супружеской жизни» по Ингмару Бергману ( первый в своем роде проект совместной постановки «Гешера» и «Камерного», режисер Гилад Кимхи). Скажем здесь, что этот спектакль вообще стоит особняком в параде наших достижений. Его можно отметить, как достойный всех наград во всех категориях. Этот спектакль – эталон. В нем все получилось на уровне «золотой маски». Он – доказательство международного класса нашего театра. Актеры Итай Тиран и Эфрат Бен-Цур, режиссер Гилад Кимхи, весь коллектив создателей этой профессиональной работы достойны премии. Жаль, что высокое жюри этого не поняло. Гилад Кимхи, получая приз, сказал слова благодарности бывшему директору «Камерного», директору –уникуму Ноаму Семелю, директору «Гешера» Лене Крейндлиной, худруку Евгению Арье, актерам, всем службам театра - и великому Ингмару Бергману.

Лучшим среди спектаклей, поставленных по израильской драматургии «академики» работу «Камерного» «Одна лощадь вошла в бар» ( пьеса Михи Левинсона, Авнера Бен-Амоса, Дрора Керена по роману Давида Гроссмана). Дрор Керен также получил за этот спектакль свою крылатую маску, как лучший актер года. И сказал очень весомые слова о большом писателе Давиде Гроссмане. О человеке и мастере слова, которым страна может гордиться. Ирад Рубинштейн был назван лучшим в категории «режиссер года». Аси Леви стала победительницей, лучшей из списка достойных актрис, исполнивших главную роль. Она сказала, что посвятила эту работу – Маргалит Уолш в спектакле хайфского театра «Хорошие люди» - своей маме. «Которая также, как Маргалит, жила в бедности, много работала, никогда не отказывала в помощи другим...». Аси Леви еще отметила полное отсутствие женщин-режисеров наших репертуарных театрах. «В театрах-фриндж они так прекрасно работают!» - сказала она.

Айя Гранит-Шва получила премию, как лучшая в презентации женской роли второго плана ( за «Одна лошадь зашла в бар»). Она сказала¸ что ее мама ( великая актриса Заарира Харифаи, которой уже нет с нами ), узнав, что дочь решила учиться театру, выразитлась щиласмь так: идти в театр, Зал, который носит имя легенды еврейской так: главные роли всегда будут давать длинноногим блондинкам ростом метр семьдесят четыре, но профессия такая чудесная¸что я не буду тебя отговаривать...
Национальному театру «Габима» - 100 лет. Он старше страны. Он много прошел – и выстоял. И ежегодно дает 2000 спектаклей. Жаль, что в будущем году руководство театра хочет не участвовать в церемонии по раздаче премий. Вот и «Гешер» не хочет.И будет продолжать не хочеть.
Грустно...

Праздничная пятница катилась к субботе. Зал знаменитой Ханы Ровиной, был больше трех часов свидетелем особенного спектакля – парада театральных лауреатов, смеялся, сопереживал.

Можно спорить о результатах. Можно сравнивать работы разных людей театра. Главное – наш театр жив. И будет идти, расти, дальше искать свой стиль, свою интонацию. Удачи ему!

PS Министр культуры Ираиля Мири Регев на церемонии не присутствовала.

Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.