Viva Верди!

Опера – это воплощенная мечта о театре-идеале. Универсум. Развлечение на любой вкус. В опере есть все. Интересный сюжет, много страстей, спорная, часто очень противоречивая человеческая история. Вечный вестерн. Душевная мелодрама. Легкость и сложность в нужных пропорциях. Без перегибов. Все удовольствия для ума и глаза. Движение, костюмы, оркестр, пение ( тут и солисты, и хор...). И балет, и миманс. Ярко, красиво. Экзотика (если «Аида» или « Лакме»), страсти, от которых пылает весь мир (если»Кармен»).

Грандиозность личностей на фоне смятенной истории. Если «Дон Карлос». Именно эта опера поражает масштабом и силой характеров. Паутиной компромиссов. Бескомпромиссностью благородных сердец. Смерть не страшна – страшны предательство и презрение идеалов. Любовь – сила¸ но даже она не способна искупить эгоистичные поступки. Чуть отвлеченный, упоенно – риторический патриотизм ведет к неотвратимому подвигу. Экзальтация и мелодичность музыки бьют наповал. И падают герои, не забывая петь дивной красоты арии.

На сцене Израильской оперы – «Дон Карлос», шедевр Камиля де Локля и Жозефа Мери, с мотивами Фридриха Шиллера, с гениальной музыкой Джузеппе Верди. Режиссер Джанкарло дель Монако, чья постановка быда перенесена на нашу сцену, поборник классических, довольно статичных мизансцен. Выстраивания симметрии из групп поющих. Унисона в движениях. Это не плохо, не хорошо, это просто его стиль. Никаких скафандров и модерна. Седой добрый принцип максимального сходства с реальностью. В оперном понимании этой реальности, разумеется. Сценограф Карло Чентолавинья утяжелил эту большую жестокую драму огромной статуей императора Карла V, поражающей воображение фигурой голого Иисуса, которую сотрудники сцены с трудом перетаскивают из одного места в другое.

Массовые эпизоды решены безлико, монотонно. Страшная, чудовищная сцена аутодафе выглядит, как грузный карнавал, искусственно, формально встроенный. Страха и взрыва нет. Нет у зрителя мысли «как же страшно было в те времена, дай Бог нам больше такое не пережить»...И гибель маркиза Позы, благородного Родриго тоже проходит без особых эмоций. Поет Йонут Паску аккуратно, но без блеска. Глуховато. Разве что хорошо прошел дуэт Родриго и Карлоса. Любимый, очень знаменитый.

Оперый спектакль «Дони Карлос» без короля Филиппа, сложного, жестокого, глубоко несчастного человека, сразу теряет в убедительности. Симон Лим в этой партии как-то неясен. Главная ария, та, в которой король раскрывает свою душу, где поет о том, что Елизавета никогда его не любила, теряется совсем. И не трогает, и не волнует.

Дон Карлос ( в заглавной партии мы увидели и услышали Густаво Порта) обладает красивым голосом, да и привыкли мы к нему, он часто у нас поет. И мы ему доверяем. И когда он Каварадосси, и когда Эдгардо. И когда Карлос.

Королева Елизавета – Ира Бертман. Она светлая, ранимая, нежная, преданно любящая, ангел. И только в поединке с Эболи ее воля крепнет. И сама становится грозной. Перерождается. Потому что в этом мире горят костры, наемные убийцы вершат свое черное дело – и фрейлина сдает тебя без жалости, обрекая на муку. Голос певицы звучит инструментально. Лирично. Утешает. Обещает надежду.

Принцесса Эболи ( Кетеван Кемоклидзе) ослепительна. Красива, как богиня. Опасна, как пантера. Но в какие-то моменты ее понимаешь, преисполняешься к ней сочувствием. Актриса и певица щедро, нарядно играет свою роль придворной дамы вначале. Поет песенку про фату. Очень властно и уверенно. Кокетничает. Ей хорошо при дворе. Платье на ней сидит с подлинным шиком. Она царственно величава. Ничего не боится. Взмахом руки меняет атмосферу. А потом все меняется. И падает маска. И львицей эта красавица поднимается против всех. Против счастливой соперницы, против короля. Против судьбы. И ария- проклятье собственной красоте ( это последняя ария бельканто в истории) звучит реквиемом по ее недавно такой простой и комфортной жизни... Музыка оперы покоряет и чарует. Всегда хочется повторять: браво, Верди! Симфонический оркестр Ришон ле-Циона звучит мощно и красочно, подчас немного грубовато и резко. Чаще – убедительно. Даниэль Орен делает музыку, отрезок истории, вариант мозаики судеб властно и ультимативно, будто и он – из этой драмы, из строк Шиллера, из мрачного времени деспотов в королевских мантиях, аутодафе, маскарадов и игрушечных пажей.

Опера «Дон Карлос» на израильской сцене состоялась. Что-то возникло мощно и ярко, о чем-то зрителю пришлось жалеть. История нашей оперы идет дальше. И впереди – новые взлеты. Открытия. Победы. Мы их очень ждем!

Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.