Поговори со мной по-кавказски...

В Яффо, в старом османском сооружении, в овеянном слухами и спорами Арабо-Еврейском театре в этот вечер актеры «Астудио» из Хайфы играли спектакль «Юлия». Театру «Астудио» двенадцать лет, но в Тель-Авив он приехал впервые. По узкому проходу между прилавком с самбусками и столиками, за которыми расположились гости, пробегал сосредоточенный режиссер спектакля, Синай Петер. Авторитетный и опытный мастер, он выглядел взволнованным. Зрителей было немало, похоже, все они были так или иначе из «группы поддержки».

Автор пьесы, драматург Исраэль Амаири, черпал вдохновение и приемы в классике. Основой и образцом для создания пьесы «Юлия» стала «Фрекен Жюли» Августа Стриндберга. Перенеся действие на израильскую почву и соединив парня, араба Маруана, его невесту Арин и странно-мятущуюся, нервную, эксцентричную Юлию Алексееву, автор дополнил старый знакомый сюжет остротой арабо-израильского конфликта, трудностями, драмами абсорбции, точечным экзистенциализмом и скромным фрейдизмом. Юлия – дочь грустной женщины из Ташкента, приехавшей в Москву и родившей дочку от женатого профессора. «Профессор, разумеется, разводиться не собирался». Потом мать-одиночка совершила алию. Она так и не нашла счастье, покой, любовь, умерла, оставив дочь с приемным отцом, неким властным Алоном, военным, занимающим серьезную должность. Юлия много пьет, у нее трудные взрывные отношения с неким инженером. Оставшись ночью в доме приемного отца наедине с Маруаном, она соблазняет его – а потом, увидев его цинизм, холодную расчетливость, осознав трагизм и своего, и его положения, кончает жизнь самоубийством. Логики в этом шаге не так много, но, учитывая тот факт, что первоисточник завершался именно так, и в пьесе основоположника современной шведской литературы, реформатора театра написано самоубийство, израильский эпигон был вынужден не уронить честь Стриндберга, не ломать его идеи...

Юлия ( ее играет Орталь Авнаим- Фридман) - яркая, красивая, сексуальная, вздорная, у нее нет никаких сдерживающих мезанизмов, стыд и целомудрие ей чужды. Она пьет алкоголь, как воду ( видимо¸так автор пьесы видит образ жизни репатриантов). Она тянется к Маруану, хочет сбежать с ним от авторитарного приемного отца, от своих проблем, от одиночества. «Скажи, скажи, что делать», - просит она случайного любовника. И – взламывает отцовский сейф, чтобы было с чем уехать в Германию. А потом, окончательно запутавшись, покорно берет из рук этого чужого, чуждого парня пистолет – и стреляет в себя.

Маруан ( как его играет Морад Хасан, актер с историей, герой скандального – хотя в нем ничегошеньки скандального нет! – спектакля «А -зман а- макбиль», «Параллельное время») – хитроватый, бессовестный, подавленный безденежьем, униженный человек. Он семь лет помолвлен с Арин ( Лама Татур), движения, развития у их отношений нет, нет свадьбы, нет любви... Комплексы Юлии наслаиваются, накладываются на комплексы Маруана, узнав об их связи Арин готова приговорить жениха к смерти, отомстить любой ценой, выдать его на расправу своему отцу и братьям. Режиссер не просто так разместил кухню с кастрюльками, посудой, овощами и прочим хозяйством посреди зала. Зрители сидят вокруг актеров. Личного пространства у этих троих нет. Нет уверенности. Нет равновесия. Внутри у каждого пустота и боль. В финале звучит голос по мегафону, приказывающий Маруану поднять руки вверх. Это предощущалось с самого начала...

Странностей в спектакле и пьесе много. Зачем это было ставить - вопрос риторический. Решили – поставили. Почему драматург Исраэль Амаири решил, что Ташкент – это Закавказье, мне неясно. В каком учебнике он этопрочел...Юлия говорит Маруану, что «споет ему по-кавказски», а я спрашиваю: это как? На языке народов Кавказа? И что это за язык? А что Ташкент? Он каким боком здесь? Немного стыдно за неграмотность. Немного жаль Стриндберга. Немного странно - и очень досадно. Аплодировали зрители доброжелательно. Скажу так: в Хайфе есть театр «Астудио» ( הםטודיו). Графская дочка Юлия ( Жюли) – не наша репатриантка Юлия Алексеева. Лакей Жан – не Маруан. И вообще, связи со шведской пьесой призрачны...Я пожелаю драматургу съездить на экскурсию или в Среднюю Азию или на Кавказ. Лучше и туда, и туда. Полезно. Поможет избежать грубых ошибок в географии. А это уже кое -что.

Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.