Комета «Маяк» на сцене Астраханского драматического театра

14-15 декабря на сцене Астраханского драматического театра состоялась премьера спектакля «Маяк» по поэме Владимира Маяковского «Облако в штанах» в постановке режиссера Игоря Лысова.

Родной город… Когда через определенные промежутки времени я попадаю в пространство его «весей», всякий раз ожидаю, что зажгутся звезды... В южные летние ночи, как правило, так и случается. Но в этот мой приезд – отовсюду уже были поставлены елки, привлекавшие предпраздничными огоньками и мерцающими звездочками. И вдруг –комета - премьера спектакля «Маяк».

Современные постановки о Владимире Маяковском - это шквал фактов - жареных, биографических, но мало стихов. Премьерный «Маяк» - это постановка для тех, кто в Маяковском любит Маяковского, это спектакль о Маяковском, в стихах Маяковского, когда Маяковского много! Это – «Облако в штанах», но не то облако, что рассеивается без следа, а маяк для будущих поколений. Его свет - верный ориентир для артистических кораблей, которыми правят капитаны, влюбленные в художественное слово как таковое – слово как жанр, как вид литературы и искусства, как часть культурного бытия, как составляющая мироздания, где есть место человеку. В этом смысле «Маяк» как название спектакля и впрямь попадает в точку не только фонетически, но символически и биографически, предвосхищая сценический образ.

Судьба распорядились так, что в 30-е гг. «товарищ Маузер» стал «сотоварищем» поэта в жизни реальной, а в 1950-е гг. пароход, названный в честь Маяковского, так-таки и затонул в Балтийском море. Но иначе на Каспии-море. В Баку на фасаде Азербайджанского педагогического университета установлена мемориальная доска, гласящая о том, что «здесь <…> читал свои произведения великий советский поэт Владимир Маяковский». А вот слова из автобиографии Маяковского еще «теплее» к месту поставленного «Маяка»: «Отчего не в партии? Коммунисты работали на фронтах. В искусстве и просвещении пока соглашатели. Меня послали б ловить рыбу в Астрахань» (1918)…

И вот Маяк-Маяковский - в Астрахани – в год 125-летия со Дня рождения поэта – на сцене Астраханского драматического театра, которому более двухсот лет, но на подмостках которого при жизни поэта его стихи не звучали, хотя «маяки» в краю, «где Волга прянула стрелою» (В.Хлебников) исстари уважали не только на воде.

Творчество Маяковского раннего периода экспрессивно, метафорично и метаболично. В этой связи музыкальная составляющая спектакля поразительна. Виртуозные исполнители, способные вдохнуть в импровизацию ощущение вибрации мира и его меняющегося в транспозиции облика – от недр подземных и до поднебесья. Звучание электроскрипки и электрогитары создает колористические эффекты ладовых переходов в бытии экзальтированной мистерии, творимой на сцене. Феерическую мутацию дополняет действо в виртуальном пространстве и работа со светом, который вдруг вспыхивает тогда, когда ты думаешь, что он должен бы погаснуть, и затухает в тот момент, когда, казалось бы, обречен снова зажечься. И звучит слово Поэта - слово произнесенное – предъявленная миру декларация, покоряющая лиричностью. И рождается сценический образ – метабола, объединяющая пространство от воронки, затягивающей в небытие ада, до знаменного распева в причастии… Все так и есть: «Пойду рыдать, что перекрестком распяты городовые», «Скрипка издергалась, упрашивая», «А вы смогли бы?». Таков он сам – «в самом обыкновенном Евангелии» - «Тринадцатый апостол», «А я у вас — его предтеча; я — где боль, везде; на каждой капле слёзовой течи ра́спял себя на кресте»... Как жить при «Любви втроем»? Третий – лишний, но этот третий - всегда «Я». Это страдающее и страдательное «Я» поэта в стихах Маяковского горит пощечинами, обнажая лирические «нервы – большие, маленькие, многие! – скачут бешеные, и уже у нервов подкашиваются ноги!» , «Я выжег душу, где нежность растили. Это труднее, чем взять тысячу тысяч Бастилии!»…

Мое поколение выросло на стихах Маяковского. Но мы учили не «бастилии» - мы учили другие стихи. И, как любое стихотворение из школьной программы, их читали наизусть как мальчики, так и девочки. Однако сама мысль о том, что в моноспектакле от лица Маяковского может выступать женщина, почему-то не приходила мне в голову. Но театр есть театр. И любое режиссерское решение имеет право на жизнь, если оно воплощено талантливо. В спектакле «Маяк» Владимира Маяковского играет Заслуженная артистка России Людмила Григорьева. Она парадоксально сливается с образом поэта на фотографиях Маяковского футуристического периода. Дело не в цилиндре и сюртуке, она внешне похожа не него (!).

А на сцене – жизнь художественная, в которой все кружится, меняя плоскости и пространства, и можно перемещаться не только по горизонтали, вертикали, но даже по потолку! И шлейф балетного тюля подобен облаку, до которого не дотянешься и не ухватишься – улетает... Стихи «Облако в штанах» посвящены Владимиром Маяковским Лиле Брик - женщине конкретной, непридуманной – стихи ошарашивающие, бинарные. В данном случае женский силуэт театрально работает тоньше «громады» реального поэта. Проживая на сцене строки «Облака», Людмила Григорьева эмоционально «подчиняет» им как живые импровизации рок-музыкантов группы «Two Siberians» (Артем Якушенко и Юрий Матвеев), так и отстраненное действо виртуального пространства, хотя при вдумчивом чтении «Облака» можно без труда заметить, что в самом тексте поэмы заложена каждая из сценических опций, обретших плоть метафор. И в этом несомненная заслуга режиссера.

Ранее мне не доводилось видеть театральные работы в постановке Игоря Лысова. Радостно, что в канун Нового года, объявленного в России Годом Театра, для меня такой премьерой во всех смыслах случился «Маяк», зажженный в год 125-летия со Дня рождения Владимира Маяковского на сцене любимого мною Астраханского драматического театра, – спектакль максималистский, психологичный, театральный. Премьера «Маяк» дарит зрителю ощущение реальности театра как такового – то, ради чего зритель идет в театр.

Для меня, как зрителя, ныне проживающего в Иерусалиме, «Маяк» стал нечаянной встречей с русским литературным достоянием, которое, как «живое о живом» обрело еще одну жизнь на подмостках. Это так по-маяковски – гореть, обретая себя нового. На мой взгляд, «Маяк» нужно представлять на международных фестивалях: «Ведь, если звезды зажигают —значит — это кому-нибудь нужно? Значит — это необходимо…».

Театр творится ради зрителя, которому и в третьем тысячелетии важно, что, если звезда зажглась, то она должна сиять во имя человеческого в человеке, познанного поэтом на ярмарке тщеславия, а еще – говорить о любви, равнозначной жизни. Только такой театр способен убедить нового зрителя в том, что вспыхнувшая звезда – звезда настоящая.

Галина ПОДОЛЬСКАЯ, д-р филологических наук, Иерусалим

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.