Земля остается. Вовеки (фрагмент из книги)

...Они вошли в прокуренный клуб, красивые, молодые. Будто сошли со старой восточной гравюры. Брови дугой, косая сажень в плечах. Парни из Азербайджана. За окном синяя сибирская ночь стекала в снег. Молодежь веселилась, дискотека была в разгаре. Манитофон кричал про розы и морозы. Про любовь- морковь. Пары топтались в полутемном, освещенном грязноватым светом слабых лампочек зале. Один из парней, которые вошли, подошел к диск-жокею. Протянул кассету: «Поставь, пожалуйста. Мы хотим немножко под свои песни расслабиться. По дому скучаем». Высокий диск-жокей в майке с пластиковым сувенирным разрисованным Кремлем поверх сине-зеленого ухмыльнулся. «Отвали, видищь – культурные люди культурно отдыхают!». «Очень прошу, давно своей музыки не слышали...Ненадолго». Парень «с Кремлем» призвал в свидетели полутемный дискотечный зал: «Слыхали, что тут делается? Эти чурки хотят свои песни...Товарищи-друзья, что мы на это скажем?».Ближние ряды танцующих слышали его плохо, дальние не слышали вообще.

Мальчишка, видимо брат диск-жокея, рыжий и дураковатый, громко засмеялся – забулькал.

«Чурки...песни...гы-гы-гы...». Азербайджанские визитеры плотнее сомкнули ряды. Тот, который держал кассету, молчал. Его черные брови казались острыми стрелами. Из гущи танцующих вылетели двое местных. Пьяненьких, на одно лицо. «Чо такое...братва, тут чо делается». «Поставь кассету. Очень прошу», - спокойно и твердо сказал тот, что с бровями-стрелами. Было заметно, что он в группе главный. Все слушали его, смотрели на него.

Танец колебал-встряхивал зал. Диск- жокей ухмылялся. Тогда лидер азербайджанцев резко подхватил магнитофон. Швырнул его на пол. Субтильная техника жалобно взрыдала. Стало тихо. Зал по инерции еще дергался. Музыка стихла. Чернобровый лидер выхватил кассету из ячейки магнитофона, бросил себе под ноги и наступил на нее. Быстро и грозно. Кто-то ахнул. Раздался свист. Но зал не качнулся, не двинулся на него. «Вот. Так оно лучше. По-честному»- с акцентом сказал гость. Повернулся и пошел к выходу. Ему никто не помешал. Его никто не остановил. Его парни пошли за ним.

Через несколько дней они пришли снова. Эти парни с нездешним разлетом бровей и экзотическим разлетом бровей. Диск-жокей увидел их издали. Немного растерялся, а потом широко улыбнулся. «У нас гости! Солдатики с соседней военной

базы. Пока мы тут пьем и пляшем , они думают о нашем покое!». Азербайджанцы прошли к трибуне, возле которой стоял диск-жокей с новым магнитофоном. Лидер протянул ему кассету. Диск-жокей взял, с кривой послушной улыбкой вставил ее в магнитофон. Будто горный ручей заструился по нагретым солнцем камням.Зал будто проснулся. Девушки вскинули руки, пошли плавно, царственно, изображая движение в восточном танце. Все приняли новый музыкальный фон нормально, даже вполне радостно. Гости и хозяева танцевали. Вместе. «Ибад, ты молодец, герой» - шепнул лидеру один из его друзей.

Когда Ибад вдоволь родной музыки наслушался, он сказал: «...а теперь Пугачеву...». И дискотека покатила себе дальше. В желтовато-сизом свете. Девушка в пушистой кофточке, бебе ля, как розочка на кусте, странно смотрела. Ей будто все было известно: и детство его, и настоящее ( армия, пехота, холодная казарма, самоволки – ведь и в клуб он тоже пришел своей волей, и ребят привел, тем, кто боялся начальства, сказал: «пусть потом накажут –зато погуляем...»). И будущее. Солдатики танцевали, местные девочки боялись идти с ними на вальс или еще какой медленный танец, с опаской поглядывали на своих ребят. Беленькая сама протянула ему руку. Сказала «откуда такой, темной масти...издалека, видать»...Они танцевали, не разговаривали. Иногда он скользил взглядом по нежному завитку светлых волос, мягкой линии плеча, нежную перломутровую пуговку...

- Зовут тебя... как тебя зовут...
Она улыбнулась: «зачем тебе? На свидание позвать?»
Он серьезно ответил: «а хоть бы и так...»

Беленькая покачала головой:
- Нет. Тебе нельзя. Я из чужого стана. Не твоей стаи птица.

Он был из Нагорного Карабаха. Закрывал глаза –и видел рассвет над отцовским домом, запах хлеба, Парни шли по хрустящему арбузом снегу к себе в часть, а он думал, что она права. Свой и чужой. Свой стая, чужая стая. Так и живем. Свое – понятное, доброе, теплое. Чужое – мрачное, пугающее, неясное.

От чужого прячемся, убегаем. Свое бережем. Считаем самым лучшим. Вечно спорим, кто быстрее, выше, красивее. Она права, эта беленькая. Армяне и азербайджанцы считают долму, блюдо такое, своим. И дудук ( старинный инструмент) своим. Каждый народ приводит тысячи причин, что это его достояние. Его гордость. Хотя глупые и не очень грамотные просто ненавидят тех, кто «из чужой стаи». Им для этого их глупости хватает. Других доводов не надо. И почему Бог не создал всех единым народом?

«Карабах» по-азербайджански значит «черный сад». Ибад Гусейнов вырос в этом красивейшем месте. Там – его земля.Ибад (это его считали парни – пехотинцы лидером, вождем, с ним были готовы на все) часто молчал, уходил в себя. Думал. Редко его видели громко смеющимся. Он был как-то и со всеми – и сам по себе. Будто что-то предчувствовал..

Немного истории

Нагорный Карабах – одно из красивейших мест Азербайджана. Родина азербайджанской поэзии и музыки. Часть, частица Азербайджанской Республики. Край удивительно живописной природы, богатейших духовных и культурных традиций. Карабах – родина многих выдающихся азербайджанских ученых, поэтов, писателей, художников и музыкантов. Сотни древнейших, редчайших образцов фольклора, музыкальных шедевров азербайджанского народа были созданы именно в Карабахе и связаны с Карабахом.

Карабах - одна из древнейших исторических областей Азербайджана. Название Карабаха, считающегося неотъемлемой частью Азербайджана, произошло от азербайджанских слов "гара" (черный) и "баг" (сад). Словосочетание "гара" и "баг" обладает такой же древней историей, как и история азербайджанского народа. «Черный сад» - звучит изысканно и романтично. Слово «Карабах» в источниках упоминается 1300 лет назад, в VII веке.

Этa территория является одним из самых древних человеческих поселений. В 1968 году в Азыхской пещере, расположенной на территории Карабаха, были найдены останки древнего человека. Вполне вероятно, что они жили 250-300 тысяч лет назад.
С вторжением на территорию Азербайджана арабов и падением Кавказской Албании в VII-IX веках, в истории Карабаха произошли глобальные изменения. В результате завоевания арабами, большая часть христианского населения Албании приняла ислам. Остальное население верхней части Карабаха сумело сохранить христианское вероисповедание, провозглашенное государственной религией в Албании еще в IV веке.

В начале XIX века, после оккупации Россией Северного Азербайджана, в результате давления и настойчивых просьб армян, русский император Николай I упразднил Албанский католикосат, а на его месте было образовано две епархии (Шуша и Шемаха) в юрисдикции григорианского католикосата. Таким образом, начался процесс арменизации албанского населения Карабаха.

После окончания арабской оккупации Карабах находился в составе сменявших друг друга в Азербайджане различных мусульманских государств, таких как государства Саджидов, Саларидов, Шаддадидов, Атабеков, Хулагуидов (Эльханидов), Гарагоюнлу, Аггоюнлу.
Создание в 1501 году азербайджанского государства Сефевидов заложило основу централизации всех азербайджанских земель. Названием одной из четырех провинций, созданных Сефевидами, был Карабах или Гянджа. После смерти Надир шаха, положившего конец существованию государства Сефевидов, в Азербайджане возникли новые независимые и полунезависимые образования - ханства и султанаты. Одним из них было Карабахское ханство.

Карабахское ханство было создано одним из выдающихся государственных деятелей Азербайджана - Панахали ханом Джаванширом. Во времена правления его сына – Ибрагим хана - Карабахское ханство еще более окрепло. В 1805 году Ибрагим хан подписал в Кюракчае договор с командующим российскими войсками Цициановым.

Согласно Кюракчайскому договору, Карабахское ханство, как мусульманско-азербайджанская территория, присоединилась к России. Кюракчайский договор является одним из важных документов, подтверждающих, что Карабах, включая его нагорную часть, является азербайджанской землей.

После оккупации Северного Азербайджана царизм в целях укрепления своих позиций на этих землях стал проводить политику арменизации. Согласно Туркманчайскому договору 1828 года и договору, заключенному в 1829 году в Эдирне, переселенные из Ирана и Турции армяне были размещены в Северном Азербайджане, включая Карабах.

28 мая 1918 года, спустя почти 100 лет пребывания под российским правлением, азербайджанский народ создал в Северном Азербайджане новое независимое государство. Азербайджанская Демократическая Республика осуществляла политическую власть и над Карабахом. В то же время, вновь созданная Республика Армения (Араратская Республика) выступила с необоснованными территориальными притязаниями на Карабах. В целях захвата Карабаха армяне продолжали в этот период осуществлять акты геноцида, совершавшиеся ими и прежде. В связи с создавшейся ситуацией в январе 1919 года правительство Азербайджана учредило Карабахское генерал-губернаторство, включавшее Шушинский, Джаванширский, Джабраильский и Зангезурский уезды.

Спустя несколько лет после установления советской власти в Азербайджане 28 апреля 1920 года, в результате осуществленных в 1920-1923 годах целенаправленных мер находившиеся в составе бывшего Карабахского ханства азербайджанские земли утратили свою традиционную историческую и географическую целостность. После советизации Азербайджан был принужден предоставить Нагорному Карабаху статус автономной области (Нагорно-Карабахская автономная область Азербайджанской ССР).

Таким образом, Карабах, являющийся неотъемлемой частью Азербайджана, был искусственно поделен на низменную и нагорную части. Несмотря на всю историческую несправедливость, Азербайджан осуществил комплексные реформы для обеспечения политического, социального, экономического и культурного развития Нагорно-Карабахской автономной области. Но армянские сепаратисты продолжали проводить политику отторжения и наносить, тем самым, серьезный ущерб Азербайджану. В канун распада СССР они активизировали свою деятельность. Началась захватническая война против Азербайджана...



... Осенью 1991 солдаты- азербайджанцы, служившие срочную службу в России, решили ехать домой. Война набирала обороты. Были жертвы. Родные и близкие написали тягостные, страшные письма. Страх стал острой и губительной приправой. Медлить было нельзя.
Ибад Гусейнов – как неофициальный лидер – взял на себя руководство операцией по возвращению на родину. «Отправьте нас домой», - твердили ребята. Забастовки протекали по нескольким схемам. Солдаты отказывались есть. Вставать по тревоге. Армейские начальники засыпали Москву депешами.

Просили. Грозили. Пытались увещевать. Ребята были непреклонны: домой...

Их отпустили. Дом встретил дымом и печалью. Разоренные села, сожженное поле. Осень всегда ждут дарительницей- кормилицей. А эта осень была совсем другой.

Ибад Гусейнов стал командиром разведчиков.

Его подвиги – как народные легенды, как сказ про национальную гордость и честь. Эта жизнь, этот путь может и должен быть многократно описан. Стойкость Ибада, преданность земле и друзьям, стратегическое искусство, молниеносное реагирование на любую опасность, любую ситуацию имеют особый смысл и особую краску. Он – смелый воин. Чистый и отважный гражданин своей страны. Нет, не так, «страна» - это что- то большое и формальное. Земля, тот клочок, где дом и мама, и хлеб на столе – этот и есть твоя родина. Не давай ее никому в обиду. Мне, израильтянке, особенно дорого и важно его противостояние террору. Террор – чума ХХ и ХХI веков. Взорванные автобусы, изувеченные люди. Исковерканные судьбы. Ужас в детских глазах. Такое не должно править миром. Никогда. Нигде. Ибад Гусейнов знает: достоинство и честь делают человека гражданином. Сила и трудолюбие, и ответственность, и талант, и вера делают клочок земли страной.

Ибад Гусейнов ликвидировал лидера террористов, Того, кто был знаменем и стратегом врага. Вышел с ним один на один. И не дрогнул. Пусть наши друзья, и дети, и единомышленники помнят: террор не прошел, террор не пройдет.

...Он сидит в небольшой комнате, в которую приглашает гостей. Флаги разных стран у стен. Подарки лидеров государств. Турция считает его и своим национальным героем. Израиль принимает его благодарно и тепло: враг террора – наш драгоценный друг. Старый человек из Нагорного Карабаха, уважаемый старейшина, которого война лишила дома, говорит: «Если надо было бы умереть за Ибада, я бы это сделал.Ни секунды не задумался бы. Здоровья ему!»

Земля остается. И дела людские - тоже. Мы верим, что земля будет красивее и лучше. Она ведь остается. Вовеки. Род трудится, создает. Мы – род. После нас – другие. И земля. Хорошая,плохая. Такая, которой мы достойны...

Лада Крисс

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.