Пожар пошлости и военные трубы ... на сцене

Пьеса Чехова «Три сестры» за свою большую сценическую жизнь видела много разного. Восторг критиков и недоумение зрителей, избыточный эгоизм режиссеров, желаюших крикнуть миру о себе как можно громче, тоскливые гримасы тех, кому чужие мечты, чужие размышления, чужая нежность интересны так же, как прошлогодний снег. Пошлость, с которой всегда сталкивался в жизни и о которой так много написал необыкновенный человек Антон Чехов, в большой концентрации присутствует и в его пьесах. Она как соус с в салате, как роса на траве, как злой вахтер в самых чудесных учреждениях культуры.


В Израиле чеховская драматургия получила огромное внимание, пьесы Чехова ставят много, вносят в них ноты современности, абсурда, свое понимание далекой по менталитету, загадочной страны – и свое отношение к вопросам бытия.

Ханан Снир, режиссер, умеющий и любящий ставить классику и хорошую литературу, обратился к пьесе «Три сестры» после многих и многих своих коллег. Я отмечу только два спектакля, созданных в Израиле и , как мне кажется, очень знаковых. Это постановка Евгения Арье в «Гешере» и прочтение Рины Ерушалми в ансамбле «Итим». Оба спектакля были продуманы и сконструированы до мелочей. Оба блестнули актерскими работами, в обоих ясно и безоговорочно выражена любовь и благоговение перед материалом. Свет и музыкальность, пластика и обреченность красоты, воплощенные в спектакле Арье, предельная бережность по отношению к тексту, академическая проработка каждой детали, почти библейская эпичность Ерушалми не очень пришлись по душе критикам. Про публику мне и вовсе сложно говорить, уж очень она у нас многослойная и многоликая. Я любила оба спектакля, оба они мне много дали...



И вот – Ханан Снир. Почти патриарх. Увенчанный призами и славословием прессы режиссер. Спектакль «Три сестры» – совместная продукция национального театра «Габима» и тель-авивского Камерного.

...Полина Адамова, блистательный сценограф и интерпретатор, дала спектаклю несколько магистральных образов. Это всегда разные стулья - как метафора временности, отсутствия почвы, стремления прочь. И этот волчок, который кочует из корзинки на пол, из рук в руки. Ирина ( дивная, ломкая, странно очарованная, грустно –светлая Евгения Додина) все заводит и заводит игрушку-вертушку, будто пытается спрятаться за ее мотонно-однообразное гудение. Три сестры и брат, семья Прозоровых, маленький островок в огромном холодном мире, им всем плохо, всем не повезло. О них эта история с беззаконной любовью, дуэлью, пожаром. О жизни между весной и зимой. О потерях, о людях, которые уже не станут теми, кем хотели. Никогда. И старшая сестра, Ольга, несчастная в самом простом и человечном смысле, одинокая, воспитанная, тонкая (ее играет гениальная, роскошная Леа Кениг), почти равнодушно расскажет, что всегда делала не то, что хотела. И руководила гимназией. Хотя не хотела. И не вышла замуж, хотя хотела. Сестры и брат хотели бы уехать в Москву, вернуться в старый дом, оказаться там, где их истоки.



Не вышло. И уже не выйдет. И злобная овчарка «бы» лезет на живую душу из подворотни.

Я в самом начале сказала про пошлость. Так вот пошлость пропитывает, приправляет жизнь Прозоровых. Обрамляет ее, как рама портрет. Так задумал режиссер. И смешно, и нелепо, Все эти ряженые с головами коров-свиней, и военный оркестр, марширующий по дому, и злой, беспричинно-мстительный и жестокий Соленый ( хорошая, качественная работа Одеда Леопольда), и маленький, верткий, по-своему обаятельный приживал, пошляк Чебутыкин (сверкающий, живой Эзра Даган), и даже так не к месту, и обреченно, и некрасиво влюбленная Ирина ( эффектная, точная работа Гилы Альмагор) - тоже пошлость. Как строчка из анекдота. Как шлейф запретных слухов.

И жалкий, трусливый, канатами крепко привязанный к своей жизни Вершинин ( Эли Горенштейн) робко тянет Ирину в тень, в угол – целовать ее при всех для него невозможный, непозволительный подвиг. Важно не быть пристойным, важно пытаться в пристойность рядиться... Квинтэссенцией, вершиной пошлости в спектакле выступает Наташа, жена Андрея, мамочка его детей. Любовница Протопопова ( фамилия-то какая, очень чеховыский акцент...). Майя Маоз играет свою героиню с упоением, наотмашь, виртуозно-пошло, бегает семенящими шажками, лицемерит, как истинная подколодная змея. И орет. Ах, как она орет! На несколько октав, вокально, судорожно. Именно так орут хамские жены, так куролесят плохие матери. Старушка –служанка для таких и вовсе не человек. Вон ее, на свалку. Очистить место...Андрей Прозоров – Рами Барух. Сытенький, безвольный, демагог, трус. Такие люди страшны именно своей тупой инерцией, бессильным молчанием. Их культура и образование – безделка. Формальность. И сама жизнь таких людей – формальность... Вы думаете, наши беды от Макбетов и Яго? Нет, дорогие мои. Все наши провалы и ужасы, унижения и страдания от пошлости. Их, моей, нашей...



И маршируют из одной точки в другую военные. И маршируют ряженые. И дарятся бесполезные и пошлые подарки (как история гимназии за пятьдесят лет), и поднимаются глупые тосты. И глупо гибнет на пафосной тупой дуэли банальный и смешной Тузенбах ( Игаль Саде). И жалкий Кулигин, маленький при своем высоком росте, многословный, решивший быть слепым во всем, что касается жены, Маши ( Дов Райзер), пошло клянчит у нее «пойдем домой»...



«Три сестры» - важный опыт. Осуществленный словно вопреки. Вопреки желанию зала смотреть короткие и динамичные спектакли. Вопреки реальному возрасту прекрасных актеров ( и Вершинин в этом спетакле стал семидесятилетним, даже пикантно...любовь в семьдесят – очень хорошо...). Снир лично перевел, редактировал и сочинял спектакль.

Смешной, горький, с трубами и новогодним снегом, стилизованный под русскую драму. И пропел нам под гудение волчка: оглянитесь, Чехов дал нам знак...

Фото спектакля "Сирена и Виктория"
Специально для AZIZnews.ru Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.