Сказано Герцлем!

Лето отгорает. Еще вполне пожарно, душно, сухо. Но – отгорает. Его авторитарный спектакль идет к финалу. А мы уже движемся к новому сезону. Настоящему. Театральному. Рождение спектакля такая же большая тайна, как всякая тайна на земле. Она рождается из дуновения, из неожиданной мысли, из впечатления. Из мечты. И не надо придумывать сказки про то, что создатели хотят подарить свое детище миру, людям. Спектакль есть утверждение собственной воли человека. Драматурга, режиссера. Из личного, эгоистичного, самовлюбленного, самонадеянного рождается театр. Репетиция – его колыбель. Все скрыто от посторонних глаз и все просто: сцена, темный зал, шепот, отдельные реплики, атмосфера спиритического сеанса. Актеры, эти необычные люди, которым легче сыграть, чем быть собой, живут в новом измерении. Они слушаются – и бунтуют. И творят. И летят вперед, ввысь, создают свой выдуманный и такой истинный мир. Выходят из темноты на солнце. Еще прибавятся театральный свет, и костюмы, декорации, музыка - и в зал придет публика. И в театральном космосе зажжется новая звезда...

«Герцль сказал!» - так называется спектакль, который рождается в театре «Гешер». Премьера в сентябре. Ставит этот спектакль режиссер не из «гешеровской» орбиты, необычный для стилистики «Гешера» Нир Эрез.


Утром в пятницу мы встретились с ним возле фонтана, рядом с афишей «Дибука», на пороге театра. На ярком солнце сидел смуглый человек без возраста, в простой майке. С бородой. Такие торгуют на базаре – и такие же преподают в университете. Нир Эрез – плод старой-новой еврейской страны, ее пустынной и жаркой почвы, ее запутанной истории, трудной судьбы, ни на что не похожей ментальности. Нир Эрез Он широко улыбнулся и сказал:
- Борода - это в честь Герцля!
Мы познакомились, и я начала расспрашивать его о том, как он оказался в этом необычном, не совсем израильском театре.
- Я оказался в «Гешере» совершенно неожиданно для себя. Я откуда-то приехал, меня нашли мои бывшие студенты, а теперь «гешеровские» актеры, попросили помочь в постановке отрывка из пьесы Иеошуа Соболя «Плот «Медузы»... Вот ты знаешь, что это за плот такой?
- Да, это история гибели фрегата «Медуза», на этот сюжет французский художник Жерико написал свою картину...
- Точно! А я этого не знал, но ребятам с отрывком помог. На показ пришел Евгений Арье. Ему то, что он увидел, понравилось. Мы даже вели переговоры о том, чтобы поставить эту пьесу целиком. Но от этой идеи в итоге отказались. А тут 70- летие Израиля приближается, и налдо это отметить, и Рои Хен написал пьесу по мотивам книги Теодора Герцля «Альтнойланд», и нам все это близко, важно, мы живем в стране, придуманной, напророченной, увиденной Герцлем. Такого еще в мире не было, чтобы человек предсказал будущее страны, народа. Этот адвокат отдал за свои идеи все, рискнул состоянием, здоровьем, семьей, он словно принес себя в жертву...
-...мы часто шутим, что в каждом городе у нас улица Герцля...
-...да, но это так мало, так незначительно, чтобы увековечить память этого невероятного человека! Я увлекся и творчеством, и идеями, и возможностью сделать на этом материале спектакль.
И все это время живу в некоем фантастическом мире!
– Что вам лично близко в том материале, по которому Рои Хен написал пьесу?
- Это для меня, безусловно, очень важный рубеж, важный спектакль. И как для режиссера, и как для израильтянина. Он в моей крови, в моей судьбе. Мне очень бы хотелось, чтобы школа была отделена от религии, а религия чтобы была отделена от государства. Хотел бы, чтобы – как мечтал Герцль!- к нам приезжали представители других стран, чтобы учиться мудрости в управлении, тонкости, дипломатии, демократическому укладу...Чтобы все люди жили в границах страны дружно и мирно...
- Ваш спектакль – утопия? Антиутопия?
- Это комедия с элементами сатиры.
- Насколько выражены в нем идеи Герцля?
- Там все его, все мысли, прожекты, порывы. От нас ничего.
- Так уж и ничего?
- Ну, разве что тактовки и акценты...
- Вы надеетесь на кассовый успех?
- Сегодня никто не может позволить себе ставить спектакли без расчета на кассу. Публика хочет развлекаться, смотреть спектакли небольшие и увлекательные, легкие, яркие, создатели, люди искусства хотят выразть себя, свои оригинальные мысли, свою неповторимую личность. И чтобы язык, стиль были сложными, интеллектуальными. А как это соединить?
- Но театру «Гешер» очень многое на этой каменистой дороге удается. Вы же видели их спектакли...
- Я видел довольно много из афиши театра. Мне многое нравится. Я, например, считаю «Дибук» и «В туннеле» разными кораблями. – Как это?
- «В туннеле» - очень израильский спектакль. Там много знаков, кодов, которые могли появиться только в театре нашей страны. Когда смешно, горько, стыдно¸ нелепо, мило, страшно, как бывает только в Израиле. А «Дибук», «Книга царя Давида», «Деревушка» - это большой мировой театр. Он аккумулировал в себе много достижений, взлетов, поисков и находок, это важно и глубоко, но это не совсем плоть от плоти нашей жизни, нашей израильской ментальности.
- Кого мы увидим в вашем спектакле? Кто воплощает ваши идеи на сцене?
- В спектакле заняты Гилад Клеттер, Рут Расюк, Генри Давид...
- Как подбирался каст для спектакля? Вы сами определяли, кто сыграет в спектакле – или театр предложил актерский состав?
- Мы все обсуждали, кто-то много занят в репертуаре, кто-то ушел сниматься в кино...Но мне кажется, что вариант подбора актеров в спектакле очень удачный. Мы работали слаженно, нам было интересно. Это именно такой театр, о каком можно мечтать. Для меня это практически идеальная творческая ситуация. То, что с мной в «Гешере» случилось, пример роскоши в жизни и работе режиссера.
- Я видела ваши спектакли «догешеровской» поры. Простой и философский анекдот, этакую поучительную штучку «Бумеранг» с Норманом Иссой в главной роли, мюзикл «Районный цветок»...Это очень израильский театр, театр, который нравится и критикам, и ценителям, и совсем далеким от театра людям. Он понятен, у него ясные коды и доступная эстетика...
- Вероятно, да, это так. Думаю, «Гецль сказал!» тоже будет понятен и интересен всем.
- Расскажите мне о себе. Как вы пришли в театр?
- Я учился графическому дизайну, думал, что нашел свою нишу. Что будет твердая зарплата, отпуск, некоторый запас прочности. Не вышло. Театр меня увел, заманил, очаровал. Я пытался искать себя в разных странах, жил в Париже, в Берлине. После окончания театральной школы Йорама Левинштейна играл на сцене. Сыграл в старом спектакле «Городиш» Гилеля Миттельпункта.
- Вам было интересно играть, преображаться, лицедействовать?
- Было. Но это не мое. Мне не очень нравится выполнять решения, замыслы других людей. Я хотел свободы¸ хотел ставить, а не быть инструментом.
- Теперь вы не инструмент?
- Очень надеюсь, что нет...
- У вамс есть дом, автомобиль?
Нир Эрез машет рукой куда-то за дерево.
- Вот!
- Что «вот»? Там ваше транспортное средство?
- Да, там мой мотоцикл. Машина мне не нужна. Как и собственная квартира. Я живу на съемной. И у меня все хорошо. Мебель, дорогие одежда и обувь меня не интересуют. Важны впечатления, мысли, мечты, ассоциации. Важны чувства, идеи, а не материальные ценности. Ничего не надо копить –в этом я убежден!
- Герцлю ваш спектакль бы понравился? Как думаете?
- Конечно! Судя по всему, у него был хороший вкус.
Спектакль «Герцль сказал!» на сцене театра «Гешер» начинается с 12 сентября. И пусть у него будет счастливая и умная, удачная и светлая жизнь. А мы посмотрим. Поживем. Подумаем.


Специально для AZIZnews.ru Инна Шейхатович

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.