Чудо в Реховоте. Театральный вечер проекта «Живые сюжеты»

25 января в половине восьмого часа вечера я увидел чудо. Настоящее, невероятное, удивительное чудо. Это произошло в маленьком зальчике в Реховоте. За его стенами лил стеной дождь, хляби небесные разверзлись, но люди по воде ходили, как ни в чём не бывало, как по суше, только медленнее. А я вместе с ещё несколькими десятками зрителей, пока не понимающих, как им повезло, сидел в уютном крохотном зале и наслаждался чудом. Явлением Театра. Именно так, с большой буквы.

Восемь человек приложили руку к тому, чтобы сложить великую жертву на алтарь искусства, и девятый пришёл к ним, чтобы зажечь жертвенный огонь. И взметнулось незримое пламя – пожарники могут быть спокойны, - и дыхание подлинного Театра осенило замерших в восторге зрителей. И сожалеть может тот, кто этого чуда не видел, кто шёл снаружи, холодный и мокрый, по своим делам. И мне хотелось выскочить к ним и крикнуть: «Идите и смотрите! Это – чудо!», но я боялся упустить хоть слово – и не выскочил. А потом было уже поздно кричать и выскакивать…



Израильских писателей, издающих свои книги на русском языке, мало кто читает. Как правило, читатели – это знакомые авторов. И подаренных книг у израильских писателей на русском обычно куда больше, чем проданных. Автор может вложить в свою книгу трепет горячей души или стилет холодного рассудка, может пробудить лирой добрые чувства или вдохновить на славные подвиги, но пока его не издадут в Москве, круг читателей останется узким и замкнутым. Наши писатели – как декабристы в ленинском представлении: «узок их круг и страшно далеки они от народа». И издатели есть в Израиле, и типографии работают, и электронные книги выпускают, но, конечно, по успешности и ассортименту – до Москвы далеко.

Примерно такая же ситуация в театре. Популярный российский писатель Эдуард Тополь, недавно перебравшийся на жительство в Израиль, в своей книге «Игра в кино» приводит слова замечательного драматурга Александра Вампилова: «Современному автору в театр нужно приходить либо классиком, либо покойником». Сказано метко, ситуация обрисована верно: если у израильских русскоязычных писателей ещё теплится надежда, что их книги оценят по достоинству, то надежда услышать собственный текст с театральных подмостков увядает, не расцветая. Шансы на это призрачны.

«Как же обратить внимание публики на достойные книжки? - задумалась хозяйка издательского дома и книжного магазина Хелен Лимонова. – А что, если инсценировать фрагменты книг и выпустить их на сцену? Вот тогда зрители и познакомятся с авторами, и театр получит дополнительный репертуар». Так родился литературно-театральный проект «Живые сюжеты». В российских театрах, как в столице, так и в провинции, проводятся различные фестивали «Читка пьесы»; достаточно «погуглить» два этих слова, чтобы узнать о таких событиях. Для русскоязычного Израиля подобная форма оказалась приятной новинкой. Но я не знал ничего этого, когда по приглашению одного из авторов просто пришёл на такую читку. И совершенно не был готов к чуду.

В этот вечер представляли инсценировки произведений четырёх писателей: Ирины Хотиной, Владимира Караева, Александра Борохова и Григория Каца. Все эти авторы живут в Израиле, все выпустили по несколько книг, все они – ещё не классики, и, слава Богу, живы и здоровы. По странной иронии судьбы трое из них работают врачами, а Григорий Кац – уже на заслуженном отдыхе. Каждый из них – яркая индивидуальность, каждый плодотворно трудится в литературе, у каждого своё собственное представление о мире, о драматургии, об искусстве слова. Но чудо – не в этом. Ещё не в этом.

На сцене – четверо: двое актёров и две актрисы. Господи, да видали мы такое, много раз видали: сцена импровизирована, декораций нет, бутафории никакой. Сказано же – читка. А дальше… Дальше началось Оно. Это самое. Чудо великое.
Тут мне, как человеку книжному, придётся прибегнуть к цитате. На себе я испытал в точности то, что описал знаменитый российский фельетонист Влас Дорошевич в очерке о великой актрисе Ермоловой.

«…Лениво ползло время. Скучно мне было, где-то в последних рядах, с афишей в кармане, и надобности не было спросить у капельдинера бинокль…
…Какая-нибудь маленькая актриска, как всегда.
Хорошая фигура. Костюм. Лица не видно.
Слово… второе… третье…
- Ишь, маленькая, старается! Всерьёз!
Первая фраза, вторая, третья.
Что такое? Среди Воробьёвых гор вырастает Монблан?
И так как я рецензент, то сердце моё моментально преисполнилось злостью.
- Как? Пигмеи! Карлики! Такой талант держать на выходах? Кто это? Как её фамилия?
Я достал афишу.
Взглянул.
И чуть на весь театр не крикнул:
- Дурак!
Ермолова».

Дорошевичу было легче: он знал фамилию. Я же увидел этих артистов впервые. И замер, заворожённый. Из обычных, спокойных, пусть и психологически точных, но повествовательных фрагментов, из привычных и будничных слов, из книг, для знакомства с которыми потребовалось бы часов по пять-шесть на каждую, даже если использовать технику скорочтения, они составили удивительное драматическое действо, в котором раскрылись и характеры героев, и скрытые пружины их поступков, и жизненные обстоятельства.

Четыре эпизода, четыре истории, четыре окошка в чужие души. Полное перевоплощение. Нет декораций? Какая ерунда! Нет бутафории? Плевать на бутафорию! Текст не классический? Артисты превратили его в удивительно верный и искренний, не меняя ни одного слова. Ольга Туберовская. Николай Туберовский. Наталья Домерецкая. Михаил Лернер. Браво, брависсимо! Ребята, это было здорово!

После окончания вечера я вцепился в организатора проекта с многочисленными вопросами. И вот что выяснил: то, что я видел в Реховоте - уже второй спектакль проекта «Живые сюжеты». Режиссуру этого спектакля превосходно осуществила Ольга Туберовская (тут я прервал рассказ Хелен Лимоновой восторженным междометием). В проекте может участвовать любой израильский автор, вне зависимости от жанра, в котором он работает: поэзия ли это, какой-либо из жанров беллетристики или драматургия, причём принимаются не только изданные книги, но и рукописи. Плодотворной оказалась идея разделить полуторачасовой театральный вечер на четыре части: и зрителям не успевает наскучить тема и манера одного писателя, и весь ход вечера приобретает необходимую динамику. Пока официальные структуры помощи проекту не оказывают, но переговоры об этом продолжаются. Например, Союз русскоязычных писателей Израиля уже выразил проекту «Живые сюжеты» моральную поддержку.

С говорящей по-русски алиёй в Израиль прибыло множество талантливых писателей: прозаиков, поэтов, драматургов. Они поселились в разных городах, зарабатывают на жизнь разными способами, но их талантов это нисколько не уменьшило. Для интересных произведений, написанных на русском языке в Израиле, существует большая благодарная аудитория, но довести до неё в наиболее выигрышном виде свои работы может далеко не каждый автор. Чтобы по мере сил улучшить ситуацию, и придуманы «Живые сюжеты».

Что ж, вернуть писателям ощущение востребованности и создать на фоне зимы и дождя творческое чудо – это высокое искусство. Рекомендую эту марку «Живые сюжеты». И не говорите потом, что вы пропустили подлинное чудо, потому что я вам о нём не рассказывал.


Специально для AZIZnews Андрей Зоилов

Добавить комментарий
Дорогие друзья!
В целях защиты от спама и иных проявлений вредительства, только зарегистрированные пользователи могут комментировать новости. Пожалуйста зарегистрируйтесь здесь: Регистрация
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.